Объединение сайтов | Главная | История ММГ | Регистрация | Вход
Главная » Категории раздела » до 1978

Тахта-Базарский и Мервский участок границы Туркестана в 1918-1928 гг. ЧАСТЬ 1
РАЗРУШЕНИЕ СТРУКТУРЫ ПОГРАНИЧНОЙ СТРАЖИ В ТУРКЕСТАНЕ ПОСЛЕ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
В первые месяцы после Февральской революции 1917 временное правительство использовало для охраны границы части Отдельного пограничного корпуса (ОПК, так стал называться ОКПС) дореволюционной России. Южные границы Туркестана были в ведении самого окраинного 7-го округа ОПК, штаб которого располагался в Ташкенте. Далее на восток до самого Тихого океана вся граница империи с Китаем и Монголией до 1901 охранялась лишь таможенной стражей. В составе 7-го округа было две пограничных бригады 30-я Закаспийская (штаб город Асхабад) и 31-я Аму-Дарьинская (штаб кишлак Патта-Кисар) . Участок будущего Тахта-Базарского погранотряда в то время прикрывали всего три отряда (по сути комендатуры) 5-го отдела 30-й Закаспийской пограничной бригады, штаб которого располагался в крепости г. Кушка Закаспийской области:
- Ак-Рабадский отряд (квартировался п. Ак-Рабад Закаспийской области)
Посты:
Акар-Чешме.
Чекмоклы-Ченга.
Ак-Рабад
- Кушкинский отряд (квартировался укр. Кушка (до этого п. Чильдухтер, Кара-Тепе) Закаспийской области)
Посты:
Ислам-Чешме.
Чильдухтер.
Кушка (пост Ключ)
- Караул-Ханинский отряд (квартировался п. Караул-Хана (до этого в Кульдже) Закаспийской области).
Посты:
Кала и Мор.
Караул-Хана.
Кульджа.
Меручак
Таким образом в дореволюционные годы 5-м Кушкинским отделом охранялся только будущий участок 1-й, 2-й и 3-й комендатур нашего 68-го погранотряда до Пендинского оазиса, а сотни километров границы в песках Кара-Кумов к юго-востоку были вообще не прикрыты, до самого Бассагинского отряда соседнего 1-го Керкинского отдела 31-й Аму-Дарьинской пограничной бригады. К северо-западу ближайшие отряды 4-го отдела (станция Каахка) располагались в поселке Пуль и Хатум (Полехатум) и еще далее в укреплении Серахс.
 
В стремительно рассыпающейся Российской империи нарастали центробежные процессы. Уже к маю 1917 Временное правительство перестало контролировать обстановку в национальных окраинах. "Трагичная обстановка для пограничных частей сложилась в Туркестане, в Закаспийской и Амударьинской бригадах. Части корпуса старались поддерживать на охраняемых участках стабильное положение, боролись с преступностью и бандитизмом. Но, с нарастанием безвластия, в стране начались нападения на пограничников, хищения оружия. Многие пограничники с семьями выехали в различные регионы, часть из них перешла на службу к местным властям. Так рушились пограничные войска, рушилась государственность". (проф. Академии ФСБ Плеханов Александр Михайлович, "К 90-летию пограничной службы страны"). В другом сборнике об этом же пишут еще более конкретно и жестко: "В Туркестане посты также подвергались разгрому: пограничников вырезали, их имущество расхищалось, русских женщин уводили в плен. В последующем многие пограничники из Финляндии, Закавказья, Средней Азии с семьями выехали в различные районы России, часть из них перешла на службу местным властям, возглавила отряды, несшие службу по пограничному надзору". (На страже границ Отечества. История пограничной службы. Краткий очерк. — М.: Граница, 1998. — 607 с.: 4 л. ил.) В Туркестане "с наступлением революции, военная пограничная стража ушла и совершенно оставила границу открытой, да и большинство таможенных сотрудников постаралось оставить медвежьи углы на границе и устремилось в город и другие удобные, благоустроенные и безопасные места". (История таможни в Туркестане. К 45-летию выхода в свет фильма "Белое солнце пустыни" с сайта museum.customs.ru). В этих условиях функцию поддержания хоть какого-то порядка на гигантском 4000-километровом участке границы взял на себя действительный статский советник начальник Таможенного округа, Участковый таможенный инспектор Ташкентского инспекторского участка СЕРДЮКОВ Владимир Елисеевич, который "весь революционный период... оставался во главе Таможенного ведомства и начал сотрудничать с новой властью. В начале 1918 года в результате восстания оренбургских казаков под предводительством атамана Дутова и эсеровского восстания в Ашхабаде было полностью прервано сообщение между Центральной Россией и Средней Азией.
Во время полной изоляции от центра В.Е. Сердюкову приходилось самостоятельно руководить Таможенной частью Туркестана и принимать решения под личную свою ответственность, что невероятно осложнилось положением, которое создалось с уходом военно-пограничной стражи с границы и оставлением ее совершенно открытой и свободной для проникновения всякого рода контрабанды.
В 1918 году Сердюков был назначен Директором Таможенного Управления Туркестана. Главной работой по таможенной части в этот период стало оборудование и охрана границы с Персией, Афганистаном и Западным Китаем вольнонаемной стражей, сохранение кадров служащих, сохранение зданий и инвентаря всех таможенных учреждений, прием, размещение и устройство беженцев, поиск средств для содержания детей беженцев в приютах.". 
 
СОКРОВИЩА ЗМЕИНОГО ПОДЗЕМЕЛЬЯ КУШКИНСКОЙ КРЕПОСТИ
 
"После Февральской революции в стране начался переходный период и связанная с ним неопределенность в положении войск и командования, особенно в отдаленных гарнизонах. Командир 2-го Туркестанского армейского корпуса озаботился сохранением в смутное время казны воинских частей Закаспийской области и поручил генералу Востросаблину найти способ спрятать российское золото и кредитки, английские фунты и французские франки. Приказ из Ашхабада был получен по радио, и вскоре прибыли поездом цинки с золотом и валютой. Александр Павлович привлек к секретной операции трех офицеров и фельдфебеля. В заброшенном подземном ходе цитадели фельдфебель, опытный печник, выкопал ниши, сложил в них драгоценные посылки стоимостью в несколько миллионов золотых рублей, а затем аккуратно замуровал сокровище. Подземным ходом давно не пользовались, поэтому в нем развелось несметное количество змей, одно это уже должно было отпугивать нежелательных посетителей. Кроме того, офицеры засыпали входы в "змеиное подземелье" и установили негласный надзор. Во время боев в августе 1918 погибли три офицера и фельдфебель, участники сокрытия сокровищ в "змеином подземелье". Сам Востросаблин погиб при загадочных обстоятельствах в августе 1920 близ ст. Кизил-Арват, унеся с собой в могилу тайну "змеиного подземелья". Клад был обнаружен лишь осенью 1950 группой саперов под командованием лейтенанта Марка Штейнберга по заданию особого отдела МГБ СССР в заброшенном тоннеле под рекой Кушка, соединяющем Ивановский форт с крепостью Кушка.
 
ОКТЯБРЬСКОЕ ВОССТАНИЕ В ТАШКЕНТЕ 1917. ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА КУШКИНСКОЙ КРЕПОСТИ 1918.
ДИПМИССИЯ СЛИВИЦКОГО В ГЕРАТЕ И КАБУЛЕ 1918-1921.
 
"Поздно вечером 25 октября (7 ноября) 1917 года Кушкинская радиостанция приняла сообщение радиостанции крейсера «Аврора», в котором говорилось о свержении Временного правительства. Таким образом, офицеры крепости первыми в Средней Азии узнали об Октябрьской революции в Петрограде". (А.Б. Широкорад "Дальше Кушки не пошлют", Независимое военное обозрение, 10.06.2016). Проведенное в гарнизоне собрание избрало председателем Совета солдатских депутатов начальника штаба крепости штабс-капитана Константина Ивановича СЛИВИЦКОГО. Гарнизон Кушки первым в Средней Азии передал в Петроград В.И. Ленину телеграмму о полной поддержке власти Советов. Как только в Ташкенте вспыхнуло восстание большевиков и начались столкновения с войсками генерала П.А. Коровиченко, в Кушке комендантом крепости генералом А.П. Востросаблиным был спешно сформирован отряд численностью 500 солдат, которому придали 8 лёгких крепостных орудий, 12 пулемётов, 800 снарядов и 1000 ручных гранат. Крепостной отряд эшелоном прибыл в Ташкент, что и решило судьбу противостояния. С прибытием отряда Ревком прекратил переговоры с Коровиченко и перешел к активным действиям. Уже к утру 1 ноября 1917 (по старому стилю) сторонники Временного правительства, засевшие в крепости Ташкента, сдались. Интересно, что кушкинский гарнизон сыграл свою решающую роль ранее и в событиях первой революции 1905 года в Ташкенте. Но тогдашний комендант крепости генерал Прасолов в отличие от Востросаблина решительно подавил как раз восставших. В ноябре 1917 "было сформировано правительство Туркреспублики и, оставшийся в Ташкенте, кушкинский отряд был главной верной опорой Советского Туркестанского правительства" («Краткая летопись Туркестана» №1-2 орган Истпарта (1923 г.), стр. 67, статья «Октябрьские дни в Ташкенте 1917 года (схема военных действий)).
В начале 1918 в Кушке уже действовал Военный совет укрепленного района, председателем которого назначен комендант крепости генерал-лейтенант Александр Павлович ВОСТРОСАБЛИН, комиссаром - механик военной радиостанции Георгий Саввич МОРГУНОВ (именем которого в Советские годы назван бывший поселок Алексеевский близ Кушки - Моргуновский). В крепости на тот момент располагалась самая мощная в Средней Азии искровая радиостанция, но кроме этого начальник штаба Сливицкий К.И. был одним из немногих в России радиолюбителей и очень грамотным специалистом в области радиосвязи. Под его руководством в гарнизоне была на высоком уровне поставлена радиоразведка. Сливицкий "вел разведку и контрразведку на Афганистан, он все время информировал по радио Ташкент и Москву о подготовке ашхабадского мятежа, происках англичан в Афганистане и в Закаспийской области". (Сливицкий Константин Константинович – первый радиоразведчик и радиолюбитель Туркестана? Рубченко Ю. А. (UK8AIE). Ташкент. 2007). 
Тем не менее предупредить действия заговорщиков не удалось и "в ночь на 12 июля 1918 года в Асхабаде (Ашхабаде) начался антисоветский мятеж, во главе которого стояли эсеры: паровозный машинист Ф.А. Фунтиков и граф А.И. Доррер. Мятежникам удалось захватить ряд городов, включая Асхабад, Теджен и Мерв. Начались массовые расстрелы сторонников советской власти. Было образовано «Закаспийское Временное правительство» во главе с Фунтиковым". (А.Б. Широкорад "Дальше Кушки не пошлют", Независимое военное обозрение, 10.06.2016). Крепость Кушка оказалась в глубоком тылу белогвардейцев в 500 верстах от линии фронта.
Мятежники для дальнейшего наступления на Ташкент кровно нуждались в орудиях и боеприпасах, находящихся в Кушке. 20 июля делегация ЗВП предъявила генералу Востросаблину требование о сдаче крепости, но Военный совет крепости отверг это требование. 24 июля войска Туркреспублики, форсировав Аму-Дарью, овладели Чарджуем и начали наступление на Мерв. "Радиостанция Кушки перехватила переговоры главы Британской военной миссии генерала У. Маплесона с командирами воинских частей в Мешхеде (Персия). Из них явствовало, что 28 июля английские войска перешли границу. Батальон Пенджабского полка и роты Йоркширского и Хэмпширского полков, кавалерия и артиллерия движутся к Асхабаду.". (А.Б. Широкорад "Дальше Кушки не пошлют", Независимое военное обозрение, 10.06.2016). Фунтиков, осознавая, что после отправки отряда в Ташкент в Кушке осталось не более 80 защитников, приказал приставу Тахта-Базара полковнику Зыкову, назначенному командующим Мургабским участком фронта, осадить непокорный гарнизон и захватить крепостные арсеналы. 30 июля Зыков предъявил Востросаблину ультиматум и, получив очередной отказ, стал собирать отряд из числа белогвардейцев и басмачей в поход на Кушку. К защитникам Кушки присоединились жители поселков Алексеевский и Полтавка, местные джигиты из Карабчевского отряда и взвод железнодорожных рабочих, которые приступили к оборудованию оборонительных сооружений на рубеже 4-5 км к северу от Кушки. Всего набралось около 400 человек, которым противостоял отряд Зыкова в 1500 штыков, осадивший Кушку 9 августа. В это время 10 августа красноармейцы приблизились к Мерву, а с 14 августа начали теснить отступающих мятежников в направлении ст. Каахака.
Из данных радиперехватов следовало, что благодаря действиям Великобритании возникла реальная угроза вовлечения в начавшуюся в Туркестане интервенцию армии Афганистана. Согласно замыслам британской разведки афганцы должны были пересечь границу и, захватив Кушку совершить марш на Мерв. Поступала информация о концентрации войск Амануллы-хана вблизи кушкинского участка границы. В этих условиях правительство Туркреспублики передало в осажденную Кушку шифровкой решение о немедленном направлении Сливицкого со специальной дипломатической миссией в Афганистан. 10 августа 1918 Сливицкий с семьей отбыл в Герат, позднее в Кабул, где, установив радиосвязь с Ташкентом, проводил переговоры с Аманулла-ханом и министром иностранных дел Махмудом Тирзи. Его миссия в Афганистане продлилась до марта 1921. Целями этой миссии было:
1. Информирование "Афганских властей о перемене правительства в России, создании Российской Федерации, правительства Туркреспублики и, наконец, о проанглийских событиях в Ашхабаде, направленных на захват англичанами Туркестана которые в случае успеха могут привести к окружению Афганистана англичанами и окончательному его закабалению.
2. Недопущение ввода Афганских войск на территорию Туркреспублики и захвата, по наущению англичан, Кушки и Мерва.
3. Недопущение прохода английских войск в Туркреспублику через Афганистан.
4. Добиться нейтрализации английского влияния на Афганистан и склонить его к установлению дипломатических отношений с Советской Россией, сторонницей самоопределения народов, рассказав о выводе русских войск из Персии, аннулировании договора с Англией о разделе сфер влияния в Персии, о предоставлении персам права самим решать свою судьбу". (Сливицкий Константин Константинович – первый радиоразведчик и радиолюбитель Туркестана? Рубченко Ю. А. (UK8AIE). Ташкент. 2007). 
16 августа 1918 отряд полковника Зыкова трижды безуспешно, неся ощутимые потери, пытался штурмом овладеть цитаделью Кушки.
20 августа 1918 на помощь защитникам крепости "с севера подошел сводный красноармейский отряд под командованием бывшего штабс-капитана царской армии С.П. Тимошкова. Отряд состоял из двух стрелковых рот, конно-вьючной пулеметной команды и кавалерийского эскадрона. Но у страха глаза велики: при подходе красноармейцев полковник Зыков бежал с небольшой группой басмачей через горы в Асхабад (прим. ред. во многих источниках тиражируется версия отступления Зыкова обратно в Тахта-Базар, однако, это не соответствует реальному направлению наступления большевиков. В Тахта-Базар могли вернуться только местные басмачи). Кавалеристы и стрелки Тимошкова быстро разогнали остатки осаждавших". (А.Б. Широкорад "Дальше Кушки не пошлют", Независимое военное обозрение, 10.06.2016). 
Тем временем 28 августа отступление мятежников под Каахкой было остановлено благодаря вмешательству сил интервентов из Индии и Британии. Сентябрь прошел в позиционных боях на подступах к Каахка. 14 октября интервенты отбили ст. Душак и начали контрнаступление на Мерв. Вновь возникла угроза блокирования Кушки, поэтому крепостной гарнизон, 70 орудий, 80 вагонов снарядов, 2 млн патронов и другое имущество были отправлены в Ташкент. 1 ноября Красная армия оставила Мерв и отступила в Чарджуй. Британское правительство, понимая бесперспективность форсирования Аму-Дарьи имеющимися силами, остановило продвижение полковника Ноллиса в Мерве.

В 1920 гарнизон Кушки за двухнедельную героическую оборону награжден Почетным революционным Красным Знаменем, которое приехал с небольшим отрядом вручать сам командующий Туркестанским фронтом М.В. Фрунзе, а в 1928 в канун 10-летия подвига президиумом ЦИК Туркменской ССР крепость Кушка награждена орденом Красного Знамени.

 
ОСВОБОЖДЕНИЕ МЕРВА, КУШКИ И ТАХТА-БАЗАРА 1919. ПЕРВЫЕ МЕРЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ ПОГРАНИЧНОЙ ОХРАНЫ КУШКИНСКОГО УКРЕПЛЕННОГО РАЙОНА.
 
23 мая 1919 войска Закаспийского фронта Туркестанской Республики в ходе наступления от Чарджуя с боями освободили станцию Мерв, 24 мая Кушку, 7 июня ст. Теджен, затем ст. Душак, 3 июля ст. Каахка, а 9 июля 1919 Асхабад.
"17 мая 1919 года войска Закаспийского фронта (1-й Туркестанский, 1-й Черняевский и сводный Казанский стрелковые полки, 1-й боевой поезд, 1-й Туркестанский кавалерийский полк, 43-й авиационный отряд, тяжелая батарея и другие специальные подразделения) перешли в наступление.
Белогвардейские части спешно отошли к Байрам-Али, разрушая на многих участках мосты, полотно железной дороги и станционные сооружения. К исходу 21 мая 1919 года советские войска после ожесточенного боя овладели станцией Байрам-Али, а 23 мая, преследуя отступавшего врага, вошли в Мерв (Мары). На другой день население героической Кушки радостно встретило отважных воинов 1-го боевого поезда". (Краснознаменный Туркестанский. М., Воениздат, 1976)
В октябре 1919 Реввоенсовет 1 Армии Закаспийского фронта направил Матвеева Н.Н. на должность коменданта крепости Кушка и председателя Военного Совета Кушкинского укрепленного района.
"Членами Военного Совета были назначены тов. Педдер, потомственный пролетарий, старый рабочий завода «Новый лесснер» в Петрограде, и тов. Юлин, хорошо изучивший специальность телеграфиста. Адъютантом моим был назначен тов. Прокофьев, а переводчиком тов. Баратов. В наше распоряжение выделили 20 человек красноармейцев с пятью пулемётами «Максим»." Коменданту крепости ставилась задача "как можно быстрее наладить охрану нашей границы с Афганистаном и восстановить по возможности крепостные сооружения". (Виктор Белов "Форт под жарким небом", Пограничник №9 1989)

МАТВЕЕВ Николай Николаевич, родился в 1896 г. в г. Санкт-Петербург, кадровый военный, подполковник в отставке. 
Окончил Александровский кадетский корпус, затем Павловское военное училище.
До августа 1919 - помощник командира 98 пехотного полка, направлен на Туркестанский фронт в распоряжение командующего 1 Армии Зиновьева Г.В.
С 23 октября 1919 до 29 октября 1920 - первый Председатель Военного Совета и комендант Кушкинского укрепрайона. После передачи дел отбыл в Ташкент в распоряжение Уполномоченного НКИД в Туркестане Гопнера Д.Ю.
С 12.1921 по 9.1922 - генеральный консул СССР в Термезе (Бухара).

"В начале 1920 г. командование Туркестанского фронта сформировало в крепости постоянный аппарат укрепленного района с подчинением штабу 1 армии. В его задачи входила охрана пограничной полосы на границе с Афганистаном". (РГВА Ф. 869 Д. 312). Казармы и форты крепости Кушка, а также все 3 пограничных поста 100-километрового участка укрепрайона на тот момент были разрушены и разграблены. В октябре 1919 в гарнизон крепости дополнительно "прибыло 10 человек связистов, которые вскоре наладили телеграфную связь, человек 17-18 жителей крепости из двух окрестных посёлков (прим. ред. Полтавский и Алексеевский) были зачислены в состав гарнизона работниками мощной радиостанции". Таким образом на довольствии было уже более 50 человек. Поэтому в первую очередь Военный Совет решил вопрос с закупками провианта для нужд гарнизона через местных джемшидов в кредит, выдавая долговые расписки. Закупали баранов, рис, пшеницу, кишмиш и ячмень для лошадей. В числе первоочередных задач также были выполнены следующие:
- организация круглосуточной охраны Южных и Северных ворот крепости
- периодический выезд на ручных дрезинах с вооруженной охраной (несколько красноармейцем с одним-двумя пулеметами) на ремонт железной дороги и восстановление линий связи на перегоне ст. Тахта-Базар - крепость Кушка. Ж.д. пути и линию связи повреждали местные банд. шайки, как правило, перед рейсом "водянки", поезда, раз в неделю доставляющего несколько цистерн с питьевой водой из Мерва в Кушку. Пригодной для питья пресной воды в Кушке не было. К этому же поезду при необходимости цепляли пассажирские вагоны для дипкурьеров и других пассажиров.
- обустройство в крепости дома для приезжих и конюшни для обеспечения перемещения через границу советских и афганских дипкурьеров по пути из Москвы и Ташкента в Герат и Кабул.
- ремонт ближайшего к Кушке пограничного поста, проведение туда телефонной линии из штаба крепости. В помещении отремонтированного поста размещена застава №1 из 10 красноармейцев, с 2 пулеметами Максим и 5 лошадьми. Организовано ежедневное конное патрулирование флангов заставы на 10-15 километров в одну и другую стороны.
Следующим шагом стало формирование добровольческого конного эскадрона из состава джемшидов под командованием Шукруллы для охраны границы численностью около 100 человек. Через некоторое время численность отряда доведена до 210 сабель. Эскадрон разбили на шесть взводов по четыре отделения, каждому взводу выделен под охрану участок границы в 15-17 км.
7 ноября 1919 - "На крепостной площади состоялись праздничный митинг и демонстрация жителей крепости и двух посёлков. Огромный фурор среди населения произвёл наш эскадрон джемшидов под командованием Шукруллы, принявший участие в демонстрации и праздничном митинге". (Виктор Белов "Форт под жарким небом", Пограничник №9 1989)
В середине января 1920 - в Кушку железнодорожным составом прибыл инженерный батальон под командованием тов. Скарга и "несколько платформ с брёвнами и досками и один вагон со строительными материалами: стеклом, гвоздями, мелом, цементом, красками." Вместе с батальоном в штаб укрепрайона прибыл Особый отдел ВЧК и казначейство.
В январе-феврале 1920 были отремонтированы казарменные помещения крепости, а уже в марте инженерный "батальон приступил к ремонту фортов: цементных площадок для установки на них орудий, пороховых погребов, жилых помещений и укрытий для орудийных расчётов, подъездных путей и всех прочих сооружений, необходимых для того, чтобы крепость могла отвечать своему назначению".
В середине марта 1920 члены Военного Совета укрепленного района Кушки нанесли первый визит коменданту афганского пограничного поста Чильдухтаран риссальдару Хабибулла-хану по его приглашению. В дальнейшем контакты с афганской пограничной стражей носили регулярный характер.
В мае 1920 в крепость Кушки прибыла дипломатическая миссия из Герата. "Помимо председателя миссии старика Абдул-Алим-хана, в миссии были секретарь, два советника, два писаря, два повара, восемь слуг и охрана, состоящая из офицера и десяти вооружённых солдат." Миссия была размещена в "доме для приезжих" и пробыла там около двух месяцев без объявления какой-либо формальной цели своего пребывания. Члены миссии занимались в крепости и ее окрестностях шпионской деятельностью и вели пропагандистские беседы враждебного Советской власти характера с туземным населением, агитируя их переселяться в Афганистан. Наконец в июле 1920, когда ночью на одном из ремонтируемых фортов сотрудниками Особого отдела крепости был задержан секретарь миссии, по решению Военного Совета миссию принудительно под охраной отправили в Особый отдел фронта в Ташкент. За это решение начальник штаба фронта Шафалович снял Матвеева Н.Н. с должности коменданта и предписал ему, сдав дела Педдеру, явиться в  штаб фронта в Ташкент для предания суду Военного Трибунала. Решение было отменено командующим Фронта Фрунзе М.В. после беседы с Матвеевым на ст. Мерв по пути следования  Командующего в штаб 1 Армии в Асхабад.
В июле 1920 - в Кушку прибыл кавалерийский полк, который постепенно принял под охрану одну за другой все шесть застав на участке укрепрайна. Джемшидский эскадрон Шукруллы был расформирован. На площади в крепости был проведен торжественный митинг с участием кав. полка с оркестром, инженерного батальона, эскадрона джемшидов и местного населения, на котором Военный совет выразил благодарность джемшидам за их службу по охране границы. В это время заканчивался ремонт одного из трех фортов крепости и подъездной дороги к нему.
25 августа в Кушке собраны представители от всех племен Кушкинского укрепрайона для участия в работе съезда Народов Востока, проходящего с 1 сентября 1920 в Баку. Среди делегатов съезда были "вождь племени джемшидов Абдурахман-хан – седобородый старик лет семидесяти; Шукрулла; старшины кишлаков Курбен-бай и Расул-бей и другие; всего было намечено 18 человек". Делегаты были отправлены в сопровождении коменданта Матвеева и переводчика Баратова поездом в Красноводск, а оттуда пароходом в Баку.
"К октябрю 1920 года все сооружения на фортах были полностью восстановлены. Военный Совет донёс в Штаб Армии об окончании всех ремонтных работ и доложил о полной готовности крепости к установке на фортах орудий любого калибра и к приёму почти неограниченного запаса снарядов. Таким образом, крепость снова могла выполнять свои прямые функции" В этом же месяце  в Кушку прибыл новый комендант укрепленного участка тов. Прохазка. 29 октября 1920 Матвеев, сдав дела, отбыл в Ташкент в распоряжение НКИД.

БАРАНОВ Виктор Кириллович (11 июня 1901 — 26 июля 1970) — советский военачальник, генерал-лейтенант, Герой Советского Союза,
С 1918 года в рядах Красной Армии. Принимал участие в Гражданской войне, борьбе с басмачеством.
С декабря 1920 по октябрь 1921 - проходил службу в должности начальника поста в 31-м отдельном кавалерийском эскадроне войск ВЧК, крепость Кушка.
В 1922 окончил кавалерийскую школу наездников Туркестанского фронта, затем 4-ю Объединенную кавалерийскую школу им. Ленина в Ташкенте. В период учебы осенью 1922 и в мае-ноябре 1923 воевал с басмачами в составе сводных курсантских отрядов.

 

 
 
 
 
407. Приказ командования Отдельной Туркестанской дивизии пограничной охраны с объявлением приказа Туркестанского фронта о расформировании дивизии
28 декабря 1920
4) Расформирование пограничных частей производить по мере замены их полевыми войсками, на которые и возложена охрана границ.
5) Управление вверенной мне дивизии, штабы пограничных бригад и пограничных полков обратить на сформирование Туркестанского (краевого) и районных управлений охраны границ, для чего:
а) Управление дивизии переименовать в Туркестанское управление охраны границ и содержать по штату, который будет объявлен дополнительно. На Туркестанское управление охраны границ возлагается инструктирование через соответствующие районные управления охраняющих границу войск по выполнению ими задач пограничного надзора, а именно: воспрепятствование тайному провозу грузов и всякого рода вещей и тайному проходу лиц через сухопутные и водные границы Туркестанской Республики, защита водных богатств в наших пограничных водах, правил международного судоходства, охрана наших рыбаков и промышленников в пограничных реках, озерах и в пограничной полосе Каспийского моря, защита наших приграничных селений от нападения разбойников и кочевых племен и осуществление в потребных случаях пограничного карантина.
6) Штабы пограничных полков переформировать по штатам, которые будут объявлены дополнительно, в районные управления охраны Туркестанских границ; штаб 1-го полка — 1-е районное управление с местом стоянки в г. Полторацке, 2-го полка — во 2-е управление с местом стоянки в г. Мерве, 3-го полка — в 3-е управление в г. Керки, 4-го в 4-е — в г. Оше, 5-е и 6-е районные управления будут сформированы в Ташкенте п отправлены: 5-е в Пржевальск и 6-е — в Джаркент.
На районные управления возлагается непосредственное инструктирование полевых войск в отношении пограничного надзора.
в) Штабы пограничных бригад обратить на сформирование районных управлений: штабы 1-й и 3-й бригад — 1-го и 2-го районных управлений и 2-й бригады — 3-го и 4-го.
Дабы до прибытия на места 5-го и 6-го районных управлений полевые части не были без указаний по пограничному надзору, командиру 3-й бригады инструктировать штаб 9-й стрелковой бригады (ныне 6-й бригады) в отношении охраны границ, передав имеющееся за сей предмет наставление.
г) Командирам расформировываемых частей немедленно выделить всех специалистов-пограничников как из комсостава, так и из красноармейцев, служивших в прежней пограничной страже, список которых немедленно представить мне для распределения их по районным управлениям: всех выделенных специалистов-пограничников впредь до распоряжения держать при районных управлениях.
д) К новым наименованиям управлений перейти по получении настоящего приказа.
6) До конца реорганизации никаких ходатайств о переводах не возбуждать.
7) О ходе реорганизации доносить мне срочно по телеграфу по понедельникам и четвергам.
8) Настоящий приказ ввести в действие по телеграфу.
Исполняющий должность начальника дивизии Федермессер 
Начальник штаба Якушев 
стр. 577-579

Федермессер Наум Яковлевич (1886 Севастополь Таврической губ. – 1959) — член РСДРП с 1904, большевик, участник восстания на броненосце «Князь Потемкин-Таврический» и «Очаков» в 1905. В 1914–1917 служил в армии. В 1917 был избран председателем солдатского комитета дивизии. После Октябрьской революции — начком дивизии. В 1918 член горсовета Ташкента и ТуркЦИК. С июля 1918 член Военнореволюционного штаба. С 15.04 по 22.11.1919 — военный комиссар и член Реввоенсовета войск Туркестанской советской республики. С 22.11.1919 по 25.03.1920 — военный комиссар Туркестанского военного округа, затем начком и военком Отдельной пограничной дивизии. В 1926–27 учился на ф-те местного х-ва и права Среднеазиатского ун-та, одноврем. возглавлял кооп. секцию Экон. совещания Ср. Азии. В 1927–31 уполномоченный ЦКК ВКП(б) в Сурхан-Дарьинском окр., нач. Узглавдортранса, чл. ЦИК УзССР. В 1931–35 нач. треста "Памирстрой" (стр-ва шоссейной дороги № 1, Ош–Фрунзе). В 1936 нач. Главдортранса НКВД БССР (Минск), нач. управления дороги Москва–Подольск–Луцк (Рославль), в 1937 зам. дир. треста «Коммунгражданстрой» (Смоленск). В 1937–1946 — в заключении как «враг народа». После освобождения — слесарь, ст. механик МТС, мастер по ремонту оборудования. С 1952 слесарь в Таджикском геологоуправлении. В 1954 году реабилитирован и жил как пенсионер в г. Самарканде.


Схема расположения Главного управления границ Туркестана и районных управлений охраны Туркестанской границы, 
сформированных на базе Управления дивизии и полковых штабов Отдельной Туркестанской дивизии пограничной охраны 
после ее расформирования согласно приказу от 28 декабря 1920.

 
Административные границы областей показаны в соответствии с делением Российской империи начала XX века.
 
На территории Хивинского ханства, находящейся под диктатурой Джунаид-Хана, и Бухарского эмирата Советская власть утвердилась лишь после окончательного разгрома белогвардейцев в Средней Азии в феврале-апреле 1920 года. С 26 апреля 1920 Хива уже называлась Хорезмской народной советской республикой, а с 6 октября 1920 Бухара также вступила в союзные отношения с РСФСР как Бухарская народная советская республика. Все остальные области Туркестана непосредственно входили в состав РСФСР до национально-государственного размежевания республик Средней Азии в 1924-1925 годах. 14 октября 1924 года на территории Туркестана были разграничены три советские республики: Туркменская, Узбекская и Таджикская ССР.
Районные управления пограничной охраны Туркестана с 1921 года:
Персидская и Афганская граница:
1-е районное управление с местом стоянки в г. Полторацк (с 1881 до 1919 - Асхабад, с 1927 - Ашхабад) - ответственный за формирование т. Васильев,
2-е районное управление с местом стоянки в г. Мерв (с 1937 - Мары)
 - ответственный за формирование т. Дидебудидзе (прим. ред. вероятно при издании книги в тексте документа допущена опечатка, распространенная грузинская фамилия обычно пишется через "л" Дидебулидзе),  
3-е управление в г. Керки - ответственный за формирование т. Вархударьянц,
Китайская граница: 
4-е - в г. Ош (город в Киргизии, в восточной части Ферганской долины) - ответственный за формирование т. Яблонский,
5-е - в Пржевальск (город в Киргизии, с 1869 до 1889, с 1922 по 1939, а также с 1992 г. - Каракол) - ответственный за формирование начальник Туркестанских границ,
6-е - в Джаркент (город в Казахстане с 1881 года, в 1942-1991 - Панфилов, с 1991 - Жаркент) - ответственный за формирование начальник Туркестанских границ. 

18 декабря 1919 - 14 января 1920 гг. - знаменитый резидент английской разведки в Туркестане (1918-1920 гг.) Фредерик Маршман Бейли совершает бегство из Бухары, где ему после поражения Бухарского эмира мог грозить арест, в Мешхед в Персии. Группа из 18 человек на лошадях пересекает пустыню в зоне ответственности 2-го полка Отдельной Туркестанской дивизии пограничной охраны в Мерве. Маршрут движения полковника Бейли: Бухара - переправа через Оксус (Аму-Даоью) в Бурдалыке - переправа через Мургаб в Сары-Язы - переправа через Теджен и границу с Персией у н.п. Наурозабад - иранский Саракс (Серахс) - Мешхед. 7 января 1920 г. при переправе через границу группа Бейли вступила в перестрелку с группой Абдул Керим Хана (прим. ред. глава племен белуджей, проживающих в районе Теджена, Серахса, Кушки и Тахта-Базара), охранявшей этот участок границы со стороны Советского Туркестана. Позднее Бейли описывает этот многодневный конный переход через пески в своей книге "Миссия в Ташкент".
 
 

"Приказом по крепости N 1 от 10 февраля 1921 г. штаб Кушкинского укрепрайона был переименован в штаб крепости Кушка с непосредственным подчинением начальнику 1 Туркестанской сд. Приказом по 1 Туркестанской сд N 257 от 15 июля 1921 г. было создано Управление коменданта крепости". (РГВА Ф. 869 Д. 312).

В 1921 политотделом Кушкинского района издавалась газета "Луч Востока".

Обстановка в афгано-российском приграничье в 1922 году определялась во многом внешне-политическим курсом правительства Амануллы-Хана в отношении туркменских беженцев, из числа которых стали создавать вооруженные отряды, повышенным интересом Афганистана к новым государственным образованиям на территории Средней Азии и притязаниями афганцев на спорные по их мнению территории Кушкинского района и Пендинского оазиса.

 
411. Телеграмма 3-го Отдельного пограничного батальона 3-го полка в штаб пограничных войск Туркменской области об обстановке в пограничной полосе 
19 мая 1922 г. 
В район первого полка 15 мая убыл взвод первой пулеметной команды в составе семнадцати человек при двух пулеметах и двух лошадях. В район 2-го полка 16 мая команда конных разведчиков прибыла из Теждена-Колотарь (прим. ред. вероятно в тексте опечатка и следует читать Теджен-Колотарь).
Серахское направление. Джимшидский отряд, направленный в район Зюльфагар из Кушки, возвратился обратно 15 мая к часу. Шайка Хаджа-Кулеева проследовала в Афганистан через пост Чакомаклы (прим. ред. ныне Чакмаклы-Чанга в районе 1-й ПогЗ) - утром 11 мая, куда наш отряд прибыл в 10 час. 12 мая. Кулеевым оставлены на посту Чакомаклы надписи прокламационного содержания.
Хорезмская группа. 15 мая по полученным сведениям часть шаек Джунаид-хана отказалась от него, высказав желание перейти на сторону Советской власти. Представители их дважды приезжали в полевой штаб для переговоров. Им предложено сдать все оружие и патроны, временно перейти в урочище Карасач, после чего в дальнейшем вести переговоры непосредственно с Хорциком*. Делегаты заявили, что шайки перейдут Карасач 16 мая в количестве около 150 чел. с имуществом и скотом. С переходом указанных групп у Джунаида остается 120 всадников, для борьбы с которыми будет послан отряд в пески. 
 
*Хорцик — Хорезмский Центральный исполнительный комитет. 
стр. 582
 
27 октября 1922 г. - в соответствии с Приказом Совета Труда и Обороны (СТО) войскам ГПУ №464 "О переформировании пограничных частей войск ГПУ" был создан Отдельный пограничный корпус (ОПК) войск ГПУ, в составе которого в частности был образован Туркестанский пограничный округ со штабом в Ташкенте, структурно состоящий из 2 батальонов, дивизиона и 6 эскадронов общей численностью 1000 человек.

"Сводка разведотдела штаба Туркфронта о борьбе с басмачеством. Брошюра для служ.пользования" (РГВА,ф.62,оп.2,д.70,л.28-40)
Секретно
За февраль 1923
Издание Разведывательного Отдела Штаба Туркестанского фронта.
Ташкент Типография Штаба Туркфронта 1923г.
 
Туркменская область.
Боевые действия и группировки.
Ходжа Кулиев, державшийся за последнее время пассивно, в начале истекшего месяца отмечался с шайкой в 45 всад. в районе аула Яглы Чача (на карте нет. 88 вер. сев. Теджен), куда по его приказанию свозились запасы продовольствия и фуража, собираемые путем обложения населения.
17 февраля была предпринята против Кулиева операция и 18 февраля сводный кавотряд достиг аула Яглы Чага, где был встречен шайкой в количестве до 100 всадников. В результате боя басмачи потеряли до 20 чел. убитыми, причем во время перестрелки был якобы ранен помощник Кулиева - Мурадов.
Вслед за этим столкновением Ходжа Кулиев ушел на юг и по аген. дан. в ночь на 23/II отмечен был в 18 вер. с/в. Серахса. направлявшимся к Авгангранице.
В Кушкинском районе в конце января шайкой бандитов, прибывших из Авганистана было угнано до 2.000 баранов, принадлежащих мирным жителям.
Агендан. 31/1 подтверждаются сведения о готовящихся налетах на нашу территорию со стороны авганских джемшидов во главе с Сеид Ахмед Беком, Мад Юсуп Беком и Арбаб Шараном. Теми же данными подтверждаются сведения о сорганизованном уже отряде в 300 всад., который должен был перейти границу  вслед за таянием снегов.
До конца истекшего месяца шайка эта однако обнаружена не была и появление ее вблизи границы не отмечалось.
В течении февраля басмачами Туркменской области потеряно 20 чел. убитыми и ранеными.
Всего на учете к 1 марта 1923 года в пределах Туркменской области состоит 1 отряд численностью 80 всадников.
Связь с Авганистаном
По свед. агентуры от 30/I на Авганской территории в районах Келиф, Хамиаб, Андхой и Давлет Абад с начала января идет формирование добровольческих отрядов на туркмен и бухэмигрантов. Деятельное участие в организации принимают быв. эмирские чиновники, быв. председатель Чарджуйского исполкома - Губабаев и ряд др. видных туркмен и турецких офицеров. Среди последних называют имена Ходжа Юнус Эффенди, Рахман Бек Эффенди и Кари Эффенди.
По дан. агентуры, в начале февраля из Авганистана в район Керки были направлены 6 турецких офицеров для организации и командования формирующимися отрядами. По тем же дан. в районе Ахча якобы уже сорганизовано до 300 всад., и в районе Шибирган - до 700 всад.
Отряд Клыч Мергена является якобы одним из первых сформированных в Авганистане, откуда к нему поступает пополнение и снабжение оружием и боеприпасами.
По свед. О.О. Термеза быв. Эмир Бухары в настоящее время принимает самое активное участие в организации повстанческого движения и в формировании отмеченных отрядов. Находящимся при нем ближайшим советникам и чиновникам Бухэмир якобы приказал выехать в Ханабад, куда переносится организационный центр движения. Этими же данными отмечается намерение Бухэмира перейти в марте с вооруженными силами в Востбухару.
Начальник Разведывательного Отдела Штаба Туркфронта Ипполитов.
Начальник Информационного Отделения Довят.
 

"Доклад Гордона о движении басмачества за май-июнь 1923 года" (РГАСПИ,ф.17,оп.33,д.281,л.113-128)

16 июля 1923.
Турменская область: В области в течение отчетного периода фигурирует одна политического характера шайка колеблющаяся численностью 25-45 джигитов под командой Анн-Кули-Берды /бывшая шайка Ходжа Кулиева /каковая пребывает в районе к Северу и к с/в от гор. Теджен/ упомянутая шайка  себя ничем  не проявляет и держится пассивно. В районе станции Гинсбург оперируют ряд мелких грабительских шаек из коих более видной является  шайка возглавляемая Сыраевым и насчитывает до 30 вооруженных джигитов, также активности не проявляет. Со стороны О.О. гор. Полторацка приняты меры к введению в шайки своих разведчиков, но ввиду сплоченности состава шайки и отдаленности от руководящего центра предпринимаемые меры успеха не имеют. Из отсутствия Кавчастей в Туркменской области активную борьбу с шайкой ведет милиция каковая также успеха не имеет, ввиду своей малочисленности и неопытности. Как недостатки в работе приходится констатировать неналаженность военно-агентурной сети на месте оперирования шаек и недостаточный по количеству и качеству личный состав работников по б/б. в области. Для поднятия работ по б/б. необходимо в первую очередь сменить работников в области, так как работающие  в настоящее время в результате продолжительной безуспешной работы пропитались общей апатией к работе, что еще более усиливается видя свое бессилие из-за отсутствия реальной силы. Как следующую меру необходимую для полной ликвидации бандитизма в Туркменской области считаю наряд соответствующей военной силы Красных Кавчастей, ибо работа военно-агентурная в среде кочующей в песках шаек представляет из себя наблюдателя и не больше, а все расходуемые на борьбу средства не оправдываются.
Вриднач СОЧ ППГПУ ТУРК подпись /Гордон/.
Зам. Нач. Отделения по Б/Б подпись /Билле/.
В 1923 г. "по инициативе председателя ВЧК-ОГПУ Ф.Э. Дзержинского на границу с Афганистаном было направлено несколько лучших по тому времени самолетов, а затем и целый авиационный отряд ВВС РККА, подчиненный пограничному командованию.
В военных и пограничных операциях в Туркестане против басмачей в период 1925—1930 гг. чаще применялись зарубежные самолеты, так как производство отечественной авиационной техники в середине 20-х гг. еще только разворачивалось. Авиаторы выполняли воздушную разведку, бомбами и пулеметами поддерживали действия красноармейцев.
В основном летали на французских «фарманах» и немецких «фоккерах» и «юнкерсах»." (В.С. Новиков "Крылья границы", М. Граница, 2008)
 
Самолеты, применявшиеся в борьбе с басмачами в Туркестане 1920-е годы:
 
1.  2.  3.  4.  5. 
 
1. Самолет-разведчик Farman HF.30 (Франция, Россия авиазавод "Дукс" (ГАЗ №1))
2. Самолет-разведчик "Эльфауге"(Elfauge) LVG C-V (Германия) из состава 4-го авиаотряда РККВФ на аэродроме в Ташкенте, 1922.
3. Легкий бомбардировщик и истребитель "Сопвич Полуторастоечный" (Sopwith Strutter 1 1/2, Великобритания)
4. Самолет-разведчик LVG C-V (Германия) в Ср. Азии, ТуркВО начало 1920
5. Самолет-разведчик Р-1 (копия английского de Havilland D.H.9), Ср. Азия. 1928
6. Аварийные посадки самолетов "Юнкерс Ю-21" (Германия) в Туркестане
 
6.
 
"К началу 1923 г. были установлены твердая нумерация частей и районы их дислокации. Приказом ГПУ от 28 февраля 1923 года объявлялись пограничные округа.** В их числе и наш предшественник - Туркестанский. Его штаб находился в Ташкенте и просуществовал до образования Среднеазиатского пограничного округа в 1925 г. 
Первыми частями, выполнявшими задание по охране границы на территории Средней Азии, были Туркменский и Узбекский пограничные отряды, имевшие участки протяженностью 2650  км.
В феврале 1924 г. пограничные органы и войска были переформированы в пограничные отряды, комендатуры и заставы.
История Туркменского погранотряда берет свое начало с февраля 1924 года (приказ ОГПУ № 122/44). Его штаб располагался в городе Полторацке (Ашхабад). В него вошли все кавалерийские эскадроны, занимавшие линию от Каспия до Тахта-Базара. В отряде было 12 комендатур." ("Часовые южной границы" (Краткий очерк о боевом пути пограничных войск Средней Азии), "Узбекистан", Ташкент, 1970, С. 32-34)
** Боевой  путь   советских  пограничных   войск.    Воениздат,   М.,    1967, стр.  59
 

К 1924 остро назрел вопрос по насильственному отселению кочевых племен белуджей и джемшидов из приграничных районов Туркмении. Кочевники, размещая свои стойбища вблизи туркменских селений, захватывали часть земельных и водных ресурсов у местного оседлого населения. При этом они не только вступали в вооруженные конфликты с коренным туркменским населением, но совершали набеги на афганскую и персидскую территории, занимаясь там грабежом и разбоем. Нахождение кочевых племен вблизи границы вызывало не только социальную напряженность внутри советской республики, но обостряло международные отношения с соседними Персией и Афганистаном. 

Однако, для понимания вопроса необходимо знать историю появления кочевых ирано-язычных племен в Бадхызе. Впервые джемшиды поселились здесь в самом конце XIV века для охраны рубежей Хорасана. В XVIII-XIX веках их несколько раз сгоняли с этих мест то в Персию, то в Хиву, но через время они возвращались.
"По сообщению Ага-хана, в 1883 г. джемшиды (30 тыс. семей) с Ялангтуш-ханом во главе расселились в районах Баламургаба и Дараи-Чувала до Кара-тепе. В 1884 г., во время работы англо-русской разграничительной комиссии по определению границы между русскими владениями ж Афганистаном, Ялангтуш-хан был заподозрен эмиром Абдуррахманом в сепаратных сношениях с русскими. В 1885 г. провокационная деятельность английских офицеров привела к столкновению афганцев с русскими войсками. В бою у Ташкепри афганцы были разбиты; вслед за этим Ялангтуш-хан и его братья были арестованы и казнены, а семьи их заключены в тюрьму в Кабуле. В 1908 г. сыновья и племянники казненного хана бежали в Бадхыз и затем вместе со старшинами племени и тремя тысячами джемшидских семей ушли в Россию. Из них в русские пределы пропущена была только часть, которая заняла окрестности станций Чемене-Бид и Калаи-Мор в долине Кушки. Впоследствии джемшиды, жители пограничных районов, неоднократно совершали переходы через границу в Афганистан и снова в Туркмению.
В 1919 г., как сообщает Ага-хан, около 5—7 тыс. семей джемшидов было выселено в Кундуз. Во время этого переселения и вскоре после него, в силу тяжелого непривычного климата Кундузского района, значительная часть выселенных джемшидов погибла. Оставшимся в живых через три года разрешено было вернуться в Бадхыз, но там они застали свои земли уже занятыми. Таковы сведения об истории джемшидов, содержащиеся в рукописи Ага-хана".
Получается, что джемшиды вернулись на места стойбищ в Туркмении, которые обживали десятилетие перед революцией, но за время их изгнания в Кундуз туркмены успели занять пастбища в долине реки Кушка. Кроме того советские джемшиды исторически были лояльны именно российской власти, за что подверглись репрессиям в Афганистане. Имеется даже свидетельство о джемшидских отрядах, выполняющих задания пограничных войск по борьбе с басмшайками (см. "Телеграмму 3-го Отд. погран. батальона 3-го полка в штаб пограничных войск Турк. обл. об обстановке в пограничной полосе" от 19 мая 1922 г. ) .Тем не менее местные власти вынуждены были провести Совещания по белуджскому и джемшидскому вопросу и поставить вопросы по их отселению вглубь Туркестана перед Средне-Азиатским бюро ЦК РКП.
 
 "Протокол совещания по белуджскому вопросу" (РГАСПИ,ф.17,оп.33,д.282,l.319-321)
8 апреля 1924 гор. Теджен
 
Присутствовали: представитель Туркменского Облисполкома т. Карпов, Представитель НКИД т. Быстров, ТОО ОГПУ т. Горев, отв. секретарь Тедженского Угоркома т. Фомкин, Упол. ТОО ОГПУ по Тедженскому уезду т. Уральский.
 
1/ В Тедженской волости при самом Керим-Хане, в радиусе 20 верст кругом Теджена по точному подсчету имеется 459 кибиток.
Кроме того в Серахской волости 150 кибиток, в Байрам-алийской – 375 и Кушкинской 175.
Последние три группы белуджей в прямом подчинении Керим-Хана не находятся, но признают его авторитет и значение обращаясь к нему для разрешения спорных вопросов, возникающих с окружающим их туркменским населением.
5. Категорически признать необходимым выселение всех белуджей из пределов Туркменской области
Причин этому особенно обострившиеся отношения белуджей Керим-Хана, поселенных в Тедженской волости с той частью туркменского населения, которая имеет близкие родственные отношения к бандам развитым белуджами при участии Керим-Хана; туркменами организовано три банды с целью мести Керим-Хану и белуджам. Одна из банд уголовным бандитизмом не занимается. Оказываемая белуджам помощь со стороны Правительства проводимая на глазах местного населения, освобождение белуджей от сельско-хозяйственного налога, в то время как коренное население все налоги выполняет с применением репрессивных мер и наконец обострение  взаимоотношений с Персией прежними угонами скота.
Оставить белуджей в Туркменской области невозможно ввиду отсутствия свободных земель и воды.
 

 
 
 


Источник: http://mmg-kalai-naw.ucoz.ru/publ/0-0-0-39-13
Категория: до 1978 | | Автор: Олег
Просмотров: 8029 | Комментарии: 3 | Теги: граница, басмачество, Мерв, Туркмения, Туркестан, афганистан, Ак-Рабат, Караул-Хана, Тахта-Базар, пограничник
Всего комментариев: 3
0  
3 1989   (08.05.2017 21:58)
В своей книге "Белогвардейщина" выдающийся адепт переписывания истории Гражданской войны Шамбаров В.Е. упоминает Тахта-Базар как пристанище Джунаид Хана. Для неискушенного в истории обывателя эта масштабная фальсификация выглядит довольно убедительно. Ряд историков цитирует Шамбарова в своих публикациях. Тем более когда-то деятели из Минобрнауки умудрились вроде даже включить труды этого псевдоисторика в список литературы, рекомендованной по теме "Гражданская война в России". Однако, воспринимать всерьез эту беллетристику Шамбарова невозможно. Автор вольно манипулирует данными, выдернутыми из сотен книг, даже не вникая в географию и хронологию описываемых событий. Ничего интересного или нового о борьбе с басмачеством в трудах Шамбарова найти не удалось, поскольку он просто компилирует ранее опубликованные другими авторами данные, но явная фальсификация про Тахта-Базарский эпизод в судьбе Джунаид Хана требует опровержения. Поэтому вставим свои 5 копеек в дело разоблачения мифов воспевания белого и басмаческого движения.

Всю деятельность Джунаида за 1919-1920 годы Шамбаров отразил в двух-трех абзацах текста:
"1 февраля (1920) пала Хива. Джунаид ушел в Каракумы.
Примерно в это же время началась операция по овладению Красноводском и окончательной ликвидации Закаспийского фронта...
А Джунаид еще долго водил по пустыням преследующие его большевистские войска. Сначала он, уйдя далеко на юг, засел в крепости Тахта-Базар, почти на границе с Афганистаном. Ее осадили, взяли штурмом, но хан сумел вырваться. Обосновался в районе Батыр-Кента, стал собирать здесь новые силы. И здесь его настигли, снова он был разбит. Ушел в район Курганчик. Но и сюда пришли красные".

Проанализируем цитируемый текст и сравним с реальной хронологией. Долгие хождения Джунаида по пескам в книге Шамбарова укладываются в период с 1 февраля по 20 июня 1920 г.
После сдачи Хивы 1 февраля 1920 Джунаид-Хан сбежал в Кунград, на самый север Хивинского ханства.
29 февраля 1920 под Батыр-Кентом (на полпути от Ташауза до Хивы) его силы потерпели сокрушительное поражение и с остатками отряда Джунаид на самом деле бежал в пески Каракумов.
После вероломного расстрела малочисленного отряда красных прямо во время согласованных переговоров, Джунаид Хан был обнаружен в районе Курганчика, где 20 июня 1920 его отряд опять был разгромлен.

Каким же образом в феврале 1920 Джунаид Хан вместо самой северной окраины Хивинского ханства очутился на самом юге Закаспийской области в Тахта-Базаре, в тысяче верст южнее? Напомним, что Мерв, Тахта-Базар и Кушка были освобождены красными еще 23-24 мая 1919 года, то есть уже 8 месяцев до начала описываемых событий в Тахта-Базаре размещалась исполнительная власть большевиков и гарнизон, эту власть подкрепляющий. Поэтому не очень убедительно выглядит попытка укрыться от красных в небольшом райцентре под боком у властей. Кроме того в Тахта-Базаре никогда не было крепости, которую могли брать штурмом большевистские войска. Видимо Шамбаров, не изучив тему надлежащим образом, просто перепутал Тахта-Базар с селением Тахта в Ташаузском районе, в крепости которого действительно некоторое время располагалась ставка Джунаида. Можно было бы принять эту ошибку за простую опечатку, если бы не уточнение Шамбарова "далеко на юг... почти на границе с Афганистаном". То есть "исследователь" при написании книги смотрел по карте и отдавал себе отчет в том, где именно находится Тахта-Базар. А это уже художественный вымысел, в науке называемый фальсификацией.
При этом мы не исключаем возможности того, что банды Джунаид-хана когда-либо оперировали в Тахта-Базарском районе, но явно не в рассматриваемый автором период.

2 1989   (21.09.2013 23:57)
Пытаемся найти фотографии памятника погибшим в июле 1925 года 14 пограничникам группы Ситникова в Марах. Будем благодарны за любую помощь и информацию.
Описание трагедии, произошедшей тогда в песках Каракумов можно прочитать выше. 14 пограничников погибли в неравном бою с сотней басмачей.
Неизвестно, дожил ли памятник до наших дней. А ведь он был установлен на братской могиле. Пока удалось установить место расположения памятника в Марах до 90-х годов:
"Был памятник на месте гибели пограничников. Это на Первых головных сооружениях Шатлыка (ШГКМ). Фотографии к сожалению нету. И неизвестно - остался ли он там." (Александр Агаджанов)
"В старом парке был еще памятник, потом долгое время оставался только пьедестал. Не знаю как сейчас, я уехал года три назад....
Возле моста (где Зеленый базар) был памятник, в хорошем состоянии - только не помню каким воинам." (Артур Микиртычев, 2013)
"В Мары было еще кладбище в районе базы индустрии по маршруту автобуса 2, вот там были захоронения красноармейцам, это где-то за шерстомойкой" (Татьяна Торошенкова (Анферова)
"И еще однажды в ленте я наткнулась на фото памятника пограничникам в парке, там по бокам таблички с фамилиями и возможно он имееет отношение к данной теме" (Mila Melova)

1 1989   (28.07.2013 21:52)
"Упорную борьбу пришлось вести с басмачеством в Туркмении.
- В эти годы, - вспоминает первый комендант Кушки Иван Моисеевич Чернявский,— мне довелось быть начальником Особого отдела ВЧК, на который возлагалась организация охраны государственной границы. Службу приходилось нести в очень тяжелых условиях. Не хватало оружия, обмундирования, продовольствия. И главное - мало было людей. Поэтому на границу высылались бойцы небольшими группами, и только в те места, где, по имеющимся данным, предполагалось появление из-за рубежа банды. Не было благоустроенных помещений. Пограничникам приходилось жить в полуразрушенных глинобитных хижинах, так как пограничные посты бывшей царской России были разрушены. Но все эти трудности не сломили боевого духа воинов границы.
Помню, как однажды на пограничной заставе, выстроенной самими бойцами, я столкнулся с таким любопытным фактом.
День был жарким, нещадно палило солнце, а горячий ветер обжигал лицо. Обхожу я небольшой строй пограничников и вижу переступающего с ноги на ногу высокого, тощего, с георгиевским крестом на груди солдата.
Подхожу спрашиваю:
- В строю и босиком?..
- Так точно, товарищ начальник! - выпятив грудь, отчеканил солдат.
- А как же воевать?!
- Это не страшно. Ведь я свою пролетарскую власть стерегу! - гордо ответил воин.
- Правильно! - поддержали его солдаты.
У других пограничников обувь была рваная, залатанная...
А вскоре пограничникам этой заставы пришлось выдержать жаркий, неравный бой, свидетелем которого был и мой сослуживец Михаил Игнатьевич Мирошниченко. Сейчас он проживает в Кушке.
...Ночью был получен приказ разбить банду Керим-хана, которая уже не раз налетала на пограничные аулы, убивая там активистов и уводя с собой скот. После налетов главарю банды Керим-хану удавалось уводить своих головорезов от удара.
Мне пришлось принять непосредственное участие (я был тогда уже комендантом пограничного участка) в разработке этой операции. Всю ночь шла работа в штабе. Утром эскадрон под командой Прасулова выехал на задание. Трое суток двигался небольшой отряд по сыпучим барханам. Кони с трудом преодолевали дебри Кара-Кумов. Ветер поднимал столбы песка и пыли, слепил глаза, мешал дышать. На привалах экономно расходовали воду, давали возможность бойцам передохнуть.
Первая встреча, и схватка с бандитами у колодца была короткой. Головной дозор басмачей, появившийся в сумерках, налетел на боевое охранение пограничников, но дорого поплатился за свою наглость. В результате боя только нескольким басмачам удалось унести ноги.
«Теперь надо ждать самого хана,— сказал Прасулов, подзывая к себе Мирошниченко. — Вам придется возглавить ударную группу».
«Есть!»—коротко ответил Мирошниченко.
Сумерки наступили. быстро. Предположение командира подтвердилось: наш наблюдатель Попов доложил, что слышит храп приближающихся коней.
«По местам!» - раздалась команда.
И вскоре впереди замаячили силуэты бандитов. Их было много. «Биться насмерть!» — решили пограничники. Ночную тишину нарушила длинная очередь из пулемета. И Прасулов увидел, как первые два басмача рухнули на землю. Остальные начали поворачивать коней назад. Послышался дикий крик: «ыза!», - это значит «назад!»
Уничтожающий огонь обрушился на врага. Басмачи стали спешиваться, прятаться за укрытия.
Тогда пограничники пошли врукопашную. Для головорезов это было неожиданным. В их рядах началось замешательство.
Бандиты рассыпались, уходя в пески. На рассвете закончился бой. Враг потерял десятки убитыми...

И. М. Чернявскому довелось лично встретиться с Михаилом Васильевичем Фрунзе. Командующий Туркестанским фронтом прибыл в Кушку с небольшим красногвардейским отрядом для вручения крепости Красного Знамени за самоотверженную оборону. И. М. Чернявский помнит, как на прощанье Фрунзе сказал бойцам: «Врагов Советской власти надо уничтожать беспощадно!». Он передал нам всем привет от Владимира Ильича Ленина."




Ветеран 68-го Тахта-Базарского ПогО И.М. Чернявский на встрече с пограничниками погранотряда, 1968.


("Часовые южной границы" (Краткий очерк о боевом пути пограничных войск Средней Азии), Политотдел войск САПО, Ташкент, 1970, стр. 27-30)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1(ММГ-4 1986-1992)Калайи-Нау © 2017
Хостинг от uCoz