Объединение сайтов | Главная | История ММГ | Регистрация | Вход
Главная » Категории раздела » до 1978

Тахта-Базарская погранкомендатура в 1929-1930 гг.
 
 
93. 1 февраля 1929 Из донесения начальника пограничной заставы Золотухина о столкновении пограничников с бандой и задержании трех басмачей.

Доношу, что, согласно личным переговорам по телеграфу с уполномоченным т. Васильевым от 24 января 1929 я в 18 час. того же числа на дрезине выехал на ст. Султан-Бент, где застал товарный поезд, идущий из Кушки в Мерв. В связи с имеющимися у меня и сообщенными мне т. Васильевым сведениями об оперировании в районе Имам-Баба бандитской шайки в 15-20 чел. и чтобы наверстать потерянное время, я решил ехать на полустанок Санды-Качи, что в 23 верстах от Имам-Баба, так как предполагал, что бандитская шайка появилась между Имам-Баба и Санды-Качи. Оперируя там, она встречалась с населением, в частности с железнодорожными и семхозовскими рабочими (последних даже обстреляла)...

По приезде в Имам-Баба за время стояния поезда я собрал сведения об оперировании банды в районе Сыр-Язы (прим. ред. станция Сары-Язы между Сандыкачи и Ташкепри) в стороне Имам-Баба, словом, подтвердились мои предположения о местонахождении банды. Полагая, что я смогу в семхозе Санды-Качи взять лошадей и проводника и выехать на шайку, по прибытии туда на поезде с увеличенной скоростью, я там получаю сведения, что за Сыр-Язы в 15 км в стороне Кушки, между пограничниками и шайкой в 1 км от линии железной дороги идет бой.

Не задерживаясь, я сажусь на паровоз и приказываю увеличить ход поезда на Сыр-Язы. Здесь в связи с тем, что машинист в дороге говорил мне, что поезд (весь его состав) трудно остановить в случае появления шайки, я в Сыр-Язы отдаю распоряжение начальнику станции отцепить паровоз с одним вагоном, а в это время здесь получаю от граждан (местных) подтверждения о бое в 15 км от Сыр-Язы.

Паровоз быстро был с одним вагоном отцеплен, и я выехал к месту боя. По приезде туда у железной дороги меня встретил со своими красноармейцами помощник начальника заставы Тахта-Базарского участка Полянский, который, наскоро познакомив меня с обстоятельствами боя и его результатами, принял на себя командование...

Выслушав Полянского, я начал ориентироваться по положению боя, занимаемого красноармейцами и шайкой, и лишь тогда пришел к твердому выводу, что таковая направилась в сторону Сыр-Язы, с возможным переездом ею линии железной дороги и направлении в глубину песков. Поэтому, оставив на месте боя Полянского с его красноармейцами, поездом выехал в Сыр-Язы, и действительно по приезде туда я от ездивших на дрезине к месту боя железнодорожных рабочих получил сведения о том, что за полтора часа до прихода поезда в Сыр-Язы они на дрезине выехали к месту боя и в дороге наткнулись на костыли, воткнутые в зазоры рельсов, и такими, с которыми им, четырем человекам, пришлось долго возиться, пока их вытащили.

Полагая, что это работа банды, я срочно выслал разведку для обнаружения их следов. Разведкой установлено четыре конских следа, идущих через линию железной дороги в пески. Прибывшему в мое распоряжение начальнику заставы я дал задание выехать в преследование, так как, по сведениям, банда дальше колодца, находящегося в 25 верстах, не пойдет, ибо у нее слишком плохие лошади. Начальник заставы Ключарев по следам доехал до колодца, где след их прекратился. Там он встретился с двумя подозрительными лицами с винтовками, недавно стрелявшими, и у одного из них был хороший артиллерийский бинокль. Они были задержаны. По показанию Ключарев выяснил, что с ними был третий человек, который уехал в Сыр-Язы и каковой еще до прибытия Ключарева был мною задержан с двумя лошадьми...

* Полянский - замполит пограничной заставы Тахта-Базарского участка, можно предположить, что это Полянский, который в 1942 году был замполитом заставы Суюн-Али.


Экспедиция отряда Красной Армии "Рагиб-бея" в Афганский Туркестан.

Походы отряда Мухаммада Гаус-хана из Герата на Калайи-Нау - Маймане.

Вслед за сменой власти в Афганистане в январе 1929 начались активные действия "амануллистов" по вербовке своих сторонников из числа афганских иммигрантов в Средней Азии, наиболее активно в Термезском и Мервском районах. Гулам-Наби-хан посол Афганистана в СССР всеми силами пытался получить помощь правительству Амануллы в изгнании от советского руководства. В конце марта 1929 отозванный из Лондона афганский посол в Великобритании Шуджа-уд-Даула вербовал афганцев в поселке Полтавский близ Кушки, а также устанавливал связи в афганском приграничье.

"Было собрано свыше 1 тыс. афганских подданных, вооруженных и экипированных советской стороной. Сводному советско-афганскому отряду придавалось 9 пулеметов, 2500 винтовок направлялось в Герат для вооружения второго отряда, который должен был выступить в направлении Майманы, для последующего объединения сил и похода на Кабул. Дополнительно советская сторона направила Гулам Наби через гератского торговца Абдул Маджида (имевшего прочные деловые связи в Москве и Ташкенте) 200 тыс. рупий." 

В конечном итоге решение о совместной советско-афганской операции по поддержке кандагарского "правительства" Амануллы было принято 20 марта 1929 на заседании политбюро ЦК ВКПб с одобрения лично товарища Сталина. Операция была проведена с 15 апреля до конца мая 1929 силами экспедиционного отряда В.М. Примакова (Рагиб-бея), формально подчиненного Гуламу-Наби, а с 5 мая также отряда под командованием Зелим-хана (И.Е. Петрова). Афганский поход Красной Армии 1929 носил секретный характер, все красноармейцы были переодеты в афганскую военную форму, а командирам дали азиатские имена. Масштабные действия этих отрядов в настоящее время освещены достаточно подробно, двигались они от Термеза на Мазари-Шариф, Ташкурган, держа направление на Кабул. Действовали они вполне успешно с активным применением артиллерии и авиации, но поставленной цели так и не достигли, поскольку амануллисты не были поддержаны населением севера Афганистана, и даже сам Аманулла-хан 22 мая прекратил сопротивление, бежав из  Афганистана навсегда. А вот события тех дней в районе Герата и Калайи-Нау напротив Кушкинской и Тахта-Базарской погранкомендатур остались в тени видимо по причине полной неуспешности действий там сил преданных Аманулла-хану. По плану операции одновременно с выходом отряда Примакова на Мазари-Шариф и ударом 14 тысячного войска хазарейцев под предводительством самого Аманулла-хана из Кандагара на Кабул, отряд М. Гаус-хана из Герата должен был нанести удар по важному центру севера Афганистана - Маймане.

$IMAGE6$

Советский военный атташе в Кабуле Виталий Примаков (Рагиб-бей).

$IMAGE7$

Генерал И.Е. Петров ТуркВО, 1931 (Зелим-хан).

"Советско-афганская операция началась в середине апреля 1929 когда из Герата в сторону Майманы выступил отряд Mухаммада Гаус-хана. Но близ города Кала-и-Нау войско М.Гаус-хана, в основном состоявшее из таджиков, почти полным составом сдалось силам наступавшего на Герат со стороны той же Майманы генерала Абдуррахим-хана. Абдуррахим, сторонник Бачаи Сакао, был назначен председателем комиссии по реформам Гератской провинции, а до этого произвел успешные перевороты в пользу сакавистов в Мазари-Шерифе и Маймане. Остатки отряда M.Гаус-хана в количестве 104 человек, включая его самого и его родственников, бежали к границе, где были в конце апреля интернированы советской пограничной охраной."

В начале мая 1929 "Для занятия Майманы и прикрытия Гулам Наби со стороны Герата оказывалось содействие M.Гаусу, силы которого (речь, вероятно, шла об остатках его гератского войска, разбитого в апреле под Кала-и-Нау и интернированного советскими пограничниками) предусматривалось довести до 500-600 человек, с придачей ему артиллерийской батареи и 10 пулеметов с советской прислугой, а также советских инструкторов и советника. Интернированный генерал некоторое время находился в Кушке, добиваясь от советских властей разрешения на выезд в Афганистан, формально - под предлогом выполнения распоряжения Шуджа-уд-Даула, нового губернатора Герата." (В.С.Бойко. Афганистан на начальном этапе независимого развития (1920-е годы): центрально-азиатский контекст внутренней и внешней политики// Афганистан и безопасность Центральной Азии. Вып. 1, Бишкек, 2004. - с. 57 - 87)

После свертывания операции в конце мая 1929 более 100 человек отряда М. Гаус-хана вновь пересекли советскую границу, где были интернированы и направлены в Ашхабад. На севере Афганистана с уходом отрядов Гулама Наби возник вакуум власти, в результате чего уже летом 1929 лидеры басмаческого движения активировали свою деятельность на границе.

"Афганские события 1929 - начала 1930-х серьезно повлияли на советскую внешнюю и даже внутреннюю политику. Прежде всего, ослабление центральной власти в Афганистане и изменение экономической конъюнктуры в этой стране в целом и в отдельных ее регионах побудило советскую дипломатию и внешнеторговые ведомства активизировать работу в прилегающих к границе областях и провинциях. Первой акцией такого рода стало постановление Средазбюро ЦК ВКПб от 22 апреля 1929 (документ был принят в день захвата советско-афганским отрядом г. Мазари-Шерифа) о положении и очередных задачах работы в приграничных с Афганистаном районах. Согласно постановлению, в обширной пограничной зоне, включающей Карлюкский, Кызыл-Аякский, Керкинский и некоторые другие районы, предусматривалось значительное (на 1/3) понижение сельхозналога, расширение льготного кредитования бедноты и т.п. В то же время несколько ужесточался режим хозяйственной деятельности эмигрантов - у них изымались из владения колодцы, запрещался вывоз каракуля и шерсти . Но ужесточения не были тотальными: например, коренные афганские (пуштунские) племена дуррани и гильзаев по-прежнему выпасали скот в советском приграничье, причем налог на него был снижен на 50 %. "...Наиболее надежным средством выполнения поставленных нами задач является развитие экономических связей и действительное вовлечение северных провинций Афганистана в орбиту советской торговли." (В.С.Бойко. Афганистан на начальном этапе независимого развития (1920-е годы), с. 57 - 87)


4 мая 1929 - Басмаческая банда Алаяр-бека с боем прорвалась из Афганистана через границу у п. Меручакх (в 100 км восточнее г. Кушка) и скрылась в песках Кара-Кум. (Басмачество, М 2005)

17 мая 1929 - Из г. Герат (Афганистан) через афгано-советскую границу в Кара-Кумские пески пробрался Шалтай-батыр - ближайший помощник главаря туркменских басмачей Джунаид-хана.

101. 14 июня 1929 г. Из сводки Управления пограничной охраны и войск ОГПУ Таджикской ССР о переходе зарубежных басмаческих банд к активным действиям на советско-афганской  границе

...Подготовка Джунаидом басмаческих шаек и перемещение их из Герата на север к афгано-советской границе ясно указывали на готовящиеся рейды на советскую территорию. Вследствие роста бандитской деятельности этих шаек часть населения стала заблаговременно спасаться на советскую территорию. Так, в марте и апреле на советскую территорию перекочевало значительное число кибиток туркмен, а 25 апреля в полном составе перешло на советскую территорию население аула Арбаб-Юсуф из рода Логард.


 4 мая была отмечена первая попытка туркмен Джунаид-хана прорваться через нашу границу. Небольшая банда басмачей, переправлявшаяся через границу у Меручакха (в 100 км восточнее Кушки), была отброшена погранвойсками обратно за границу. В ночь на 5 мая в том же районе перешла границу другая банда под командой Алаяр-бека, направившаяся затем к северу в пески Кара-Кум. Далее, 17 мая из Герата в Кара-Кумские пески пробрался помощник Джунаида Шалтай-батыр.

 
102. 18 мая 1929 * Сообщение, опубликованное в газете «Красная звезда», об обстановке на южной границе СССР и о разгроме советскими пограничниками банды Максума Фузаила

Прибывший из Мерва комиссар Н-ской кавалерийской бригады Кропачев заявил, что на Кушкинском участке границы спокойно. Попытка небольшой басмаческой шайки перейти границу была отбита пограничной охраной. Их главарь - помощник известного курбаши Джунаид-хана Шалтай-батыр, который пытается объединить бандитские элементы. Население настроено резко враждебно к басмачам. Байство и духовенство, особенно ущемленные при земельной реформе, пытаются распространять вздорные слухи, но безуспешно, ибо дехканство сохраняет полное спокойствие и продолжает вести полевые работы.

Посевная кампания в некоторых районах закончена, в других заканчивается. Мирная жизнь нисколько не нарушена. К красноармейцам отношение исключительно хорошее. Во время посевной кампании красноармейские части оказали дехканам большую помощь, обучали их пользоваться европейским сельскохозяйственным инвентарем, обрабатывали бедняцкие земли и т.д. Дехкане в знак благодарности предоставляют продовольствие, фураж и помещения для красноармейцев.

По дополнительным данным, шайка Максума Фузаила, уходя от преследования красных частей, понесла значительные потери убитыми и ранеными и потеряла почти весь конский состав. В числе убитых оказался ближайший помощник Максума.

106. 16 июня 1929. Из описания о нападении банды сына Джунаид-хана на заставу Чекмоклы-Ченга

...15 июня 1929 получены вторичные сведения от местных жителей, что на колодце Чай-Пури, северо-восточнее заставы Ак-Рабат, обнаружена неизвестная банда численностью 60-70 чел., вооруженная английскими 11-зарядными винтовками. Данные от 14-15 июня подтвердились и, как впоследствии выяснилось, бандитская шайка численностью 70 вооруженных всадников под командой сына Джунаид-хана прошла на нашу территорию с целью разведки местности и установления водных источников.

Прибыв на колодец Чай-Пури, банда установила, что вода для употребления непригодна, так как была отравлена попавшей туда и разложившейся саранчей. После чего возвратилась за границу по той же тропе, которой пришла. Остановившись на привале у колодца Сумбе-Кяриз в 5 км от черты границы, сын Джунаид-хана решил отомстить нашей пограничной охране посредством уничтожения и разграбления заставы Чекмоклы-Ченга.

В ночь на 16 июня бандитская шайка численностью 70 чел., заняв командную высоту 400 м юго-западнее заставы, с наступлением рассвета в момент вывода лошадей на коновязь и выезда дозора со двора заставы бандитская шайка открыла усиленный залповый огонь по дозору и лошадям на коновязи. После чего дозор возвратился во двор заставы, занял укрытое место на возвышенности, открыв огонь по противнику.

В это время дежурный по заставе красноармеец Бойко, вбежав в помещение заставы, поднял тревогу. Пока состав заставы принял боевой порядок, огонь противник главным образом сосредоточил по лошадям, находившимся на коновязи...

Сильный огонь противника не дал возможности дежурному по заставе выполнить свое намерение, последний из-за угла конюшни вел огонь по противнику. Под огнем противника в казарму вбежал начальник заставы Кондратенко, так как внутреннего хода с общежития начсостава в казарму не было, и тут же при такой обстановке перебежал помощник начальника заставы Ростенко.

С их прибытием настроение бойцов поднялось, и оборона заставы была принята из окон заставы. Расположение казармы, в частности окон, не позволяло вести эффективный огонь, в силу чего начальник заставы принял решение перейти к обороне заставы вне помещения, на что были высланы два бойца - Таран и Бойко для обследования возвышенности, которые после обследования должны были дать условный знак.

В момент перебежки красноармейцев Тарана и Бойко один из них был ранен в голову, а Бойко, пробравшись на сопку, что с восточной стороны заставы, не мог передать сигнал, так как весь огонь противник сосредоточил по нему.

Начальник заставы вторично для этой цели выслал двух бойцов, но в момент перебежки красноармеец Раковский был ранен в ногу и с места ранения был подобран начальником заставы, а красноармеец Саловарь, пробравшись с ручным пулеметом к красноармейцу Бойко, совместно с ним открыли огонь по противнику, чем дали возможность остальному составу заставы выйти из помещения и занять возвышенность с восточной стороны. После продолжительного боя в рядах противника началось замешательство, противник начал отходить.

Из-за отсутствия конского состава преследование противника было невозможно, и застава организовала лишь только огонь по отступающему противнику. Противник отступал не спешно, с одной стороны, имея в виду невозможность погони из-за отсутствия лошадей, а с другой, по всей вероятности, конский его состав был сильно утомлен, а также его обременял увоз своих потерь.

При отступлении противником были захвачены три лошади, из которых две были запряжены в подводу, на которой выезжал дозор под командованием отделенного командира Редченко, и одна оторвавшаяся с коновязи. Остальные пять лошадей убиты, одна ранена...

Осмотром местности после боевой операции установлено, что бандитская шайка занимала позицию по фронту до 500 м, располагаясь группами в 3-12 чел. Огонь все время был организован залпами. На позиции противника было собрано более 500 стреляных гильз разных систем, преимущественно английские, часть русских и германские.

Несмотря на десятикратное превосходство сил противника по отношению к силам заставы, а также несмотря на наиболее выгодное занятое противником положение, личный состав заставы показал высокую политическую сознательность, моральную устойчивость, решительность и геройство в бою, особенно умелые и решительные действия показали красноармейцы Таран, Саловарь, Крупко, Сулимов, Бойко, Логинов, отделенный командир Редченко и помощник начальника заставы Ростенко.

Жены начсостава оказали огромную моральную поддержку своим примером в деле ухода за ранеными и особенно жена начальника заставы Кондратенко, чем поддерживали бойцов и облегчали страдания раненым, а также с оружием в руках как боевые подруги рядом со своими мужьями и всем личным составом отражали натиск противника.

Сплоченность, политическая сознательность, высокое мужество всего личного состава, а также правильная тактическая установка начальника заставы Кондратенко дали возможность не только выдержать натиск противника, но и отразить его внезапное нападение.

Одной из ошибок заставы было то, что дежурный по заставе перед выводом лошадей на коновязь не осмотрел окружающие заставу сопки, чем и поставил лошадей под угрозу, и первый залп противника вывел всех лошадей из строя, оставив заставу пешей, неспособной дальше вести преследование противника.

108. 17 июля 1929. Из сводки Управления полномочного представительства ОГПУ в Средней Азии о подготовке зарубежного басмачества к вторжению на советскую территорию

1 июля 1929 Бала-Мургабским хакимом было созвано совещание влиятельных лиц Бала-Мургабского района. На этом совещании хаким заявил, что в недалеком будущем бывший бухарский эмир, соединившись с Джунаид-ханом, предпримет поход на Бухару и что в данное время Джунаид-хан находится в Герате, где он формирует отряд и запасается оружием и боеприпасами. Далее в своем выступлении хаким указывал, что через 15 дней он и все малики хакимства должны будут выехать в Герат на совещание, созываемое Абду Раим-ханом. К этому времени Джунаид-хан закончит формирование своего отряда, и тогда будет официально объявлено о походе на Бухару. Наступление предполагается вести по двум направлениям: Герат - Кушка и Бала-Мургаб - Тахта-Базар...

120. Из описания боевой операции, проведенной пограничниками против басмаческой банды Сапара Шайтана
Не ранее 3 апреля 1930*
 
Твердая классовая линия в ауле, нажим на байство в связи с политикой ликвидации кулачества как класса, мероприятия Сов[етской] власти и ее местных организаций по колхозному строительству... вызвало в культурной полосе Керкинского и Чарджуйского округов тенденцию к эмиграции в Афганистан не только байства, но [и] бедняцко-середняцких слоев населения, спровоцированных байством и духовенством. В целях прикрытия перехода границы со всем скотом и имуществом, а также для террористической расправы с местными советскими, партийными работниками, для разгона колхозов в марте 1930 байство организовало за кордоном басмаческую вооруженную шайку.
 
17 и 18 марта в Андхойском районе в кишлаке Алты-Булак в доме туркменов-эмигрантов Мурчи Карим-оглы и Мат-тазакула Чары-оглы состоялось организационное совещание баев-эмигрантов из Карабекаульского и Саятского районов Чарджуйского округа. Было решено организовать и направить на территорию ТССР крупную басм[аческую] шайку, командование которой поручить старому басм[аческому] курбаши Сапару Шайтану.
 
20 марта в местность Кара-Тепе стали съезжаться со всех эмигрантских аулов и кишлаков басмачи для формирования шайки, которое продолжалось два дня. С остальными прибывшими из других кишлаков шайка достигла численности 150— 160 чел. По национальному признаку шайка состояла исключительно из туркмен.
 
Утром 22 марта, когда все джигиты были в сборе, Сапар Шайтан объявил шайке, что их задачей является проникнуть в Карабекаульский район Чарджуйского округа для увоза оттуда семей, имущества и угона скота эмигрантов. Сапар Шайтан призывал басмачей к упорной и стойкой борьбе с советскими пограничниками. После этого шайка перешла на территорию ТССР в районе колодца Джейнали-Уюк на участке заставы Кара-Баба. На колодце Джейнали-Уюк шайка остановилась на привал. После привала в тот же день шайка выступила в направлении высоты Меледжа-Гир, где и остановилась на ночлег. Утром 23 марта шайка, напившись чаю, двинулась в направлении колодца Кизил-Кую, где и имела ночлег. Утром 24 марта шайка двинулась в направлении на колодец Кек-Кекли.
 
Комендатурой были приняты меры для усиления правого фланга. Служба на границе неслась усиленными дозорами, о чем было дано распоряжение всем начальникам застав участка и помощнику начальника ман[евренной] группы Тихонову, находящемуся на заставе Осман-Уюк. На участке границы между г. Керки и Тахта-Базаром имелось 278 сабель и 120 штыков (полевых частей). Помимо этого, для обеспечения культурной полосы к Ак-Тепе (в районе Ашхабада) было направлено 54 сабли и в Пальварте — 18 сабель, всего в тылу имелось 72 сабли.
 
Сторожевой наряд 23 марта обнаружил следы прорыва шайки численностью свыше 100 всадников. Следы прорыва были обнаружены дозором от заставы Осман-Уюк под командой помкомвзвода Рыжкова.
 
Находившийся на заставе Осман-Уюк помощник начальника маневренной группы Тихонов выделил из всего личного состава заставы отряд силою в 17 сабель при 2 легких пулеметах (Дегтярева и Томпсона) с 3-дневным запасом прод-фуража, в 21 час. 40 мин. того же числа выступил в направлении на колодец Кек-Кекли (70 км западнее Осман-Уюк) с расчетом выйти наперерез шайке. Одновременно донесение Рыжкова передано коменданту Кара-Кумского участка, а последний донес в управление отряда и сообщил коменданту Тахта-Базарского участка с просьбой обследования и точного установления места прорыва шайки...
 
В 6 час. 5 мин. 24 марта дозор помощника начальника маневренной группы Тихонова прибыл на колодец Кизил-Кую В 7 час. 24 мин. с 13 саблями при пулемете Дегтярева выступил в направлении на колодец Кек-Кекли. Пройдя по данному направлению 13—15 км, головной дозор Тихонова заметил в 1,5 км влево от себя спускавшуюся в лощину шайку... По определению Тихонова шайка насчитывала до 250 всадников и двигалась группами.

Оценив местность, Тихонов в расчете захватить командную сопку, за которой должна была двигаться шайка по лощине (на открытой местности), приняв решение завязать бой и за ставить шайку прекратить движение, повел карьером свой дозор через небольшую лощину и, спешившись, стал занимать намеченную высоту. Хотя Тихонов и выждал, когда шайка скроется за сопками, тем не менее его движение через лощину было замечено басмачами, бросившимися занимать ту же возвышенность, но с обратного ската. Так как шайка была ближе к возвышенности, ей удалось занять командную высоту раньше, чем дозор, и последний оказался в невыгодном положении с самого начала боя.

Нажим противника, настойчивое намерение последнего охватить фланги, угроза окружения, отказ пулемета заставили Тихонова отдать приказание коноводам приготовиться для выхода из боя. Нажимавший противник сдерживался гранатами, бросаемыми в группы, особенно близко подходящие к расположению боевого порядка дозора.
 
Шайка прекратила огонь, свернулась и двинулась в направлении на колодец Кек-Кекли. Тихонов послал донесение на заставу Осман-Уюк о встрече шайки, результатах боя и направлении дальнейшего движения шайки, а сам решил не идти за шайкой, а вернуться на колодец Кизил-Кую для сдачи раненых и водопоя. Прибыв на колодец Кизил-Кую, сдав раненых, покормив лошадей и дав им минимальный отдых, в 5 час. 25 марта с дозором силой в 16 сабель Тихонов выступил в преследование шайки...
 
В 10 час. 26 марта дозор Тихонова достиг места ночевки шайки в 12 км южнее колодца Кек-Кекли. Пройдя по следам 40—45 км, в 17 час. 26 марта Тихонов вторично настиг шайку, но таковая, пользуясь наступлением темноты, бросив лишнюю поклажу, ушла от бое[вого] столкновения. На месте привала шайки были обнаружены глубоко вырытые в песке, обложенные саксаулом и замаскированные колючкой круговые окопы приблизительно на 80 человек.
 
По следам Тихонов продолжал преследование в совершенном безводье и 28 марта пришел на 2 безымянных колодца /(предположительно район колодца Котланам, что 70—75 км юго-западнее Осмаи-Уюка). Бойцы не имели пищи уже три дня, лошади до этого не поились двое суток.
 
На пищу бойцам была убита лошадь, лошадям дана последняя дача овса. Пройдя в условиях безводья около 300 км и не имея для дальнейшего преследования продфуража, Тихонов решил 29 марта возвратиться на заставу.
 
30 марта в районе колодца Куюк дозор встретил караван с продфуражом и водой, высланный по его следам. 31 марта в 19 час. дозор прибыл на заставу Осман-Уюк.
 
Для нахождения шайки, которая предположительно двигалась на север из г. Керки к дозору, под командой начзаставы Васильева в местность Чалан-Сардаба (85 км южнее Пальварта) 28 марта на усиление выслан взвод силою в 20 сабель полевых частей с задачей под общим командованием Васильева обнаружить и ликвидировать шайку.
 
Из состава полевых частей для усиления в распоряжение начальника отряда г. Керки поступил эскадрон.
 
30 марта в 17 час. взвод маневренной группы силою в 26 сабель под командой Ахметова в районе колодца Кош-Айчар и колодца Чашме обнаружил разведку шайки численностью до 50 чел., каковая, заметив отряд, стала уходить в глубь песков в юго-западном направлении. Командир взвода Ахметов начал преследование и в районе колодца Чашме попал в полукольцо ядра шайки, заранее подготовившейся к встрече взвода. Противник проявил большую стойкость в огневом бою. Ободренный заминкой с пулеметом, выслал две конные группы в обход обоих флангов взвода и стал замыкать кольцо. Ахметов решил своевременно выйти из боя, так как продолжение такового считал бесцельным. Взвод выскочил из окружения, шайка преследовать его не стала из-за боязни подхода новых отрядов.
 
С установлением нахождения шайки в районе, соприкасающемся с культурной полосой, для ее ликвидации наши части расположились следующим порядком: из г. Чарджоу для усиления Карабекаульского и Саятского районов выброшен отряд в 33 штыка при 2 легких и 1 станковом пулеметах; из г. Керки с той же целью было выброшено на автомашинах 30 штыков в Пальварт. Из Чакира кавалерийский взвод 9-го стрелкового полка двигался в направлении колодца Беш-Как с задачей разведки района колодца Хымырли-Иол-Кую; объединенный отряд начзаставы Васильева находился в районе колодца Елемли-Суиджи-Кую.
 
В 5 час. 31 марта из Чам-Чаглы 16 км восточнее ст. Уч-Аджи выслан взвод ман[евренной] группы силою в 29 сабель при 2 легких пулеметах (Токарева и Дегтярева) с приданными 6 джигитами, под командованием комвзвода Калмыкова,, политрука Остапенко и помощника уполномоченного Скачкова с задачей разведки района колодца Беш-Как. Для руководства действиями в Карабекаульском, Саятском и Пальвартском районах были высланы заместитель начальника пограничного отряда Найнис и начальник маневренной группы Хмылев.
 
31 марта в 15 час. взвод Калмыкова в указанном выше составе выступил со ст. Чам-Чаглы по направлению колодца Беш-Как, имея сведения о нахождении шайки в районе колодца. Утром на рассвете 1 апреля взвод приготовился к дальнейшему следованию, и когда люди сели на коней, наблюдатели доложили комвзвода, что в 1,5—2 км видны всадники. В этом направлении Калмыковым был выслан дозор, выехал политрук Остапенко с двумя бойцами. По следам начал преследование. Пройдя в преследовании около 2 км, взвод увидел банду и пошел за ней.
 
Шайка, заняв возвышенность, первая открыла огонь по взводу, в результате последний спешился и пошел в наступление в пешем порядке. Коноводы продвигались по мере движения взвода. В результате активного наступления шайка отступила с сопки, заняла следующую, с которой тоже была сбита.
 
Отскочив километра на 2, шайка заняла командный рубеж и, подпустив увлекшийся взвод в лощину на 150—200 шагов, сковала его огнем с фронта и, обойдя группой с фланга, продольным усиленным огнем нанесла сильные потери взводу. Убиты командир взвода Калмыков, помощник уполномоченного Скачков, 3 джигита, ранены политрук Остапенко и 4 красноармейца.
 
Под влиянием всех этих потерь моральное состояние бойцов пошатнулось, но благодаря проявленной инициативе лек[арского] помощника] Мишина замешательство прекратилось, взвод снова принял боевой порядок и продолжал вести бой, но уже оборонительного порядка, под командой Мишина.
 
Шайка, заметив замешательство и гибель начсостава, усилила огонь и стала обходить взвод с флангов, имея намерение окружить его. Лек[арский] пом[ощник] Мишин, пользуясь опытом прежних операций, умело направляя действия бойцов, увлекая личным примером храбрости, дважды отбил энергичные попытки шайки сбить взвод с занятого рубежа. Бой продолжался до 12 час., когда политрук Остапенко, находившийся, несмотря на тяжелое ранение, на левом фланге боевого порядка взвода и руководивший там боем, заметил приближение взвода Терехова, которому дал сигнал.
 
Прибывший взвод ударил по правому флангу шайки, и оба взвода перешли в энергичное совместное наступление, в результате которого шайка была сбита и бежала в юго-восточном направлении. Преследование не проводилось из-за потерь и утомления людей взвода Калмыкова и полного изнурения конского состава взвода Терехова. Оба взвода, забрав раненых и убитых, возвратились на ст. Чем-Чаглы.
 
Через несколько часов после боя с целью установления местонахождения шайки была выслана авиаразведка. Одновременно были получены данные о подготовке в Афганистане в Андхойском районе к переходу на нашу территорию в районе Шах-Молла басмаческой шайки численностью до 200 чел., которая должна была прорваться в Карабекаульский район, возможно, для совместных действий с шайкой Сапара Шайтана.
 
Между 3 и 4 час. 3 апреля дозор бое[вого] участка № 3 при старшем командире отделения Степуре силою в 3 сабли, имея задачей освещать участок между Ширам-Кую и колодцем Чукрой, находился в районе последнего. Перед рассветом, пройдя около 1 км за колодец Чукрой в сторону Джейрали, дозор обнаружил двух всадников, двигавшихся через дозорную дорогу в сторону Афганистана.
 
Ожидая появления крупной шайки, дозор отошел с 0,5 км назад в сторону Чукроя и стал наблюдать. Через 15—20 мин. дозор увидел, что через дозорную дорогу, по следу замеченных 2 всадников идет шайка в 33—34 чел. Связавшись с дозором от Джейрали, командир отделения Степура выделил двух бойцов с донесением на Ширам-Кую, сам же по следу шайки для наблюдения за ней пошел с одним бойцом. В момент обнаружения шайки дал по ней несколько выстрелов (поднял тревогу), чем обнаружил себя и предупредил шайку о том, что она замечена. ?
 
Получив донесение Степура комендант 1-го участка выделил для преследования и ликвидации шайки дозор в 20 сабель под командой начальника заставы Поскребко. В состав дозора вошли: 10 пограничников, 9 бойцов 1-го Туркменского кавалерийского полка и 1 красноармеец отдельного взвода конной разведки 10-го стрелкового полка.
 
Выехав вперед для разведки и оценив местность, Поскребко решил, быстро подскочив к шайке, вступить с нею в бой. Шайка, заметив быстрое движение дозора, заняла командные сопки. По приближающемуся карьером дозору шайка открыла сильный ружейный огонь, и дозор был вынужден спешиться и начать наступление в пешем порядке. В момент, когда под давлением активного пешего наступления шайка начала переходить на третий рубеж, в ее боевой порядок врезался на карьере старшина эскадрона Сеид-Солдатов, подошедший на выстрелы со второй половиной дозора. Удар Сеид-Солдатова и последовавший конный удар Поскребко внесли полное замешательство в шайку, и она стала беспорядочно - отходить в разных направлениях.
 
Объединив обе части дозора, Поскребко выделил группы бойцов на лучших лошадях для преследования. В результате боя и преследования шайка ликвидирована. На месте боя осталось 27 убитых, 2 взято в плен и бежало одиночками 6 человек.
Начальник отделения пограничного отряда
Норейко
Спецсводка № 5 ИНФО ОГПУ по исходящим из войск ОГПУ красноармейским документам за июнь 1930 г. 3 августа 1930 г. (ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Д. 660. Л. 7-12. Копия.)
3 августа 1930 г.
№ 380803 Серия «К»
Настоящая сводка составлена по материалам, присланным из ПП ОГПУ по БВО, ЦЧО, СВО, ИПО, НВК, СВК, Нижегородской обл., Башкирии, УССР, Средней Азии и Татотдела ОГПУ. Всего через указанные органы за июнь прошло 52816 документов.
6. Расконспирирование военных тайн
«Была операция, банды было 25 человек, наши пограничники ее ликвидировали. Одного человека убили, два человека ранили, а 4 ушло в Афганистан. Во время боя был убит один наш красноармеец. В Афганистане в 25 верстах от нашей заставы Ибрагимбек собирается разбить нашу заставу, к нам приехала опергруппа, на днях должна быть операция». «К». Кушка, погранкомендатура. Средняя Азия.
Заместитель начальника ИНФО ОГПУ
Герасимова
Начальник 3 отделения Лобов
 
 

135. Из описания боевых столкновений пограничников и подразделений Красной Армии с бандой Керим-хана и зарубежными бандитскими формированиями

Не ранее 16 октября 1930*
 
Керим-хан 6 сентября 1930 под видом поминок умершего родственника созвал у себя в доме совещание 30 белуджских ханов, на котором обсуждались вопросы практического осуществления ухода в Афганистан...
 
10 октября 1930 в 2 час. Керим-хан внезапно снялся со своего становища и, имея с собой 100 хозяйств до 60 вооруженных басмачей, караван 300-400 верблюдов, двинулся в глубь песков для прорыва...
 
В 12 час. 30 мин. 13 октября Керим-хан авиаразведкой был обнаружен в 40 км северо-западнее колодца Даш-Уюк в движении на заставу Кара-Баба**, так как при появлении самолета Керим-хан, двигавшийся на Меручак, умышленно повернул свою колонну на восток, чтобы этим заставить нас весь центр внимания обратить на закрытие Кара-Баба. Для тщательного освещения движения Керим-хана и наводки на него войсковых отрядов дополнительно было выслано 3 самолета. Авиаразведкой в 4 самолета под командованием начальника отряда Мускатова 14 октября в 14 час. Керим-хан был обнаружен северо-восточнее высоты 735 А, что северо-западнее заставы Ходжа-Гогурдек (развалины заставы находятся у сернистого колодца Ходжа-Гугирдоб, напротив 39 погранзнака на горе Ходжа-Гугирдоб 812,0), несколько южнее колодца Багалек (Бегелек) в движении на юго-запад на колодец Мухамет-Чма (Мухаммедджума) (северо-восточнее заставы Меручак) для выхода на долину Геле-Чешме-Шор (солончак Гельчешме, который уходит на север от погранзнака №37). Колонна банды растянулась при своем движении на 20 км, ядро противника - вооруженные басмачи двигались, растянувшись до 5 км. Самолеты были обстреляны ружейным огнем, в ответ самолеты открыли по отряду Керим-хана пулеметный огонь, в результате которого противник вынужден был остановить свое движение. Одновременно самолетами были обнаружены отряд отделенного командира Бондаренко, захвативший боковое охранение противника и двигающийся с заставы Меручак в северовосточном направлении, и отряд пограничников под командованием командира взвода Цыплакова. Вымпелами с самолетов отряды командира взвода Цыплакова и отделенного командира Бондаренко были ориентированы о месте нахождения ядра банды Керим-хана.
 
Находящийся на колодце Дорт-Кую (Дерткуи к югу от к. Бегелек) дозор [в] 8 сабель под командой отделенного командира Бондаренко организовал оборону колодца и разведку окружающей местности. Связь с начальником отряда и отделенным командиром Коропом, находящимся на колодце Дюссыбай (Дюсыбай к сев-западу от к. Бегелек), Бондаренко поддерживал конно-посыльными. Около 14 час. 14 октября часовым был замечен восточнее колодца в движении на юг вооруженный всадник, дли задержания которого отделенный командир Бондаренко вы слал двух красноармейцев. Обнаружив еще 5 басмачей, Бондаренко с 2 бойцами выехал на поддержку, одновременео послал 1 бойца с донесением Коропу об обнаружении группы противника, каковая предположительно является разведкой пли охранением Керим-хана. Обнаруженные 6 басмачей при приближении к ним пограничников открыли по последним огонь, по Бондаренко конной атакой 1 изрубил, а 5 басмачей сдались. В это время отделенный командир Бондаренко вымпелом с самолета был ориентирован о нахождении ядра Керим-хана. Сдавшихся басмачей Бондаренко отправил под охраной красноармейца Павленко на колодец Дорт-Кую под охрану оставленного там для обороны колодца красноармейца Набиулина... По возвращении красноармейца Павленко отделенный командир Бондаренко, не ожидая прибытия отделенного командира Коропа с бойцами и пулеметом, бросился в атаку на ядро Керим-хана и, нанося потери, заставил Керим-хана развернуться и, спешившись, занять сопки. К этому моменту подоспел отряд Коропа, который, приняв общее командование, решил:
 
В промежуток между ядром Керим-хана и его караваном выбросить пулемет под командой отделенного командира Мацепона с задачей пулеметным огнем отрезать караван с имуществом и семьями от вооруженного ядра и отбивать все попытки ядра выручить караван.
 
Самому с остальным составом отряда нанести удар по левому флангу ядра и заставить ядро в целом выйти из долины Геле-Чешме-Шор в горы, где движение будет затруднительно. Вооруженное ядро Керим-хана, разбившись на четыре группы, пыталось окружить отряд Коропа. На пулеметное отделение Мацепона группы противника два раза бросались в атаку, которая каждый раз усиленно отбивалась огнем пулемета с большими потерями для противника. Пулеметный огонь открывался исключительно при приближении противника на 50-60 шагов, что, не считая потерь противника, страшно деморализовало его.
 
Видя безуспешность борьбы с отрядом пограничников, Керим-хан, оставив для прикрытия основную часть банды, занявшую удобные сопки № 2 и 3, с основными силами своего ядра стал спешно отступать. К этому моменту подоспел к сопке № 1 отряд маневренной группы в 12 сабель под командой командира взвода Цыплакова, который, заняв сопку № 1, повел наступление на сопку № 2, с которой сбил противника, затем соединился с отрядом Коропа и приказал последнему выбить и ликвидировать заслон шайки на сопке № 3, после чего оставаться на месте боя для сбора трофеев.
 
Выбив и ликвидировав группу противника, занимавшую сопку № 3, Короп с целью забрать вещи и арестованных, охраняемых красноармейцем Набиулиным на колодце Дорт-Кую, выслал отделенного командира Бондаренко...
 
Выступив с заставы Меручак и двигаясь по долине Геле-Чешме-Шор, взвод маневренной группы под командой Цыплакова, получив с самолета вымпел о нахождении ядра Керим-хана и бое[вом] столкновении с ним отряда отделенного командира Коропа, двинулся на выстрелы для поддержки отряда Коропа. Сбив заслон противника с сопки № 2 и определив боевую задачу отряду отделенного командира Коропа, командир взвода Цыплаков организовал преследование отступавшего и закрепившегося па сопке № 5 заслона противника.
 
При подходе к сопке № 5 был обстрелян противником. В связи с этим взвод Цыплакова отошел на сопку № 4, спешился и повел наступление на сопку № 5, занятую противником. В результате энергичного наступления взвода Цыплакова противник на карьере отошел на юг и занял сопку № 6.
 
Преследуя противника и встретив небольшое огневое сопротивление с сопки № 6, Цыплаков пошел на басмачей конной атакой, в результате чего уничтожил полностью заслон ядра Керим-хана. Двигаясь по следам отступающего ядра противника, Цыплаков дошел до линии границы, уже нарушенной Керим-ханом, занявшим сопки, расположенные за чертой границы. В связи с этим Цыплаков преследование прекратил и со взводом закрепился на сопке с целью не дать возможности Керим-хану с остатками банды прорваться обратно на нашу территорию. Оружие убитых джигитов отряд Цыплакова с собой не брал в целях облегчения, ограничившись только тем, что вынимал и брал с собой затворы винтовок.
 
Находящийся на заставе Меручак комендант пограничного участка Роженцев, получив от авиации сведения о движении Керим-хана по долине Геле-Чешме-Шор на юг, в 18 час. 30 мин. выступил с заставы со взводом эскадрона Котельникова под командованием командира взвода Токарева с задачей ударить банде в лоб и отрезать путь отступления по долине. Продвинувшись по долине с мерами непосредственного охранения и разведки на 6—7 км, головной дозорный доложил, что в северном направлении слышны выстрелы. Предполагая, что взвод Цыплакова завязал бой с противником, Роженцев со взводом пошел по долине усиленным аллюром и обнаружил отряд отделенного командира Коропа, собиравший по приказанию Цыплакова трофеи. Отделенный командир Короп доложил Роженцеву о результате столкновения и преследовании противника взводом Цыплакова.
 
Выслушав доклад отделенного командира Коропа, Роженцев со взводом двинулся по следам и, дойдя почти до линии границы и не обнаружив взвода Цыплакова, сделав по времени вывод, что Керим-хан прорвался за кордон, возвратился обратно к отряду отделенного командира Коропа, собирая по пути брошенное бандой имущество Керим-хана...
 
Находящийся в движении из Тахта-Базара на заставу Ходжа-Гогурдек взвод маневренной группы под командой Кульбицкого по распоряжению коменданта пограничного участка Роженцева был выброшен в район колодца Дорт-Кую для захвата, по данным авиации, скота и имущества, брошенного бандой Керим-хана. В 17 час. 14 октября взводом в районе колодца Дорт-Кую был обнаружен караван 30 верблюдов с имуществом, сопровождаемый в направлении линии границы 7 пооруженными басмачами. Подпустив караван почти вплотную, взвод бросился и атаку. Не приняв боя, джигиты сдались,
 
В результате действий отрядов отделенного командира Коропа и командира взвода маневренной группы Цыплакова действием с воздуха авиации Керим-хан понес потери: убито 90 чел., задержано 258 чел., верблюдов — 210, ишаков — 33, лошадей - 13, баранов - 9261, кроме того, личное имущество Керим-хана и его чемодан с перепиской.
 
С нашей стороны ранен красноармеец Набиулин, захвачена противником 1 винтовка с боевым запасом патронов, 2 лошади, убита 1 лошадь, пало 2 лошади. У каждого из убитых басмачей банды Керим-хана обнаружено от 100 до 200 винтовочных патронов, Керим-хан прорвался за границу с 20 басмачами и 13 хозяйствами.
 
Для оказания помощи и содействия Керим-хану... было организовано совещание банд[итских] главарей, находящихся на сопредельной территории: Пети-хана, Давлета Сардара, Джаиндага и др., на котором банд[итские] главари приняли решение оказать поддержку Керим-хану вооруженными людьми и одновременно при прорыве па нашу территорию произвести ограбление пунктов Востгосторга. Для означенной цели Пети-хан выделил 18 чел., Давлет Сардара - 19, кроме того, вакилем Аманом было выделено 50-60 вооруженных...
 
Сформировав объединенную шайку для нападения на нашу территорию, 15 октября банда из Рахман-Ниязовского аула (прим. ред. аул эмигрантов сарыков, из Т. Базарского района, в районе Мургаба) выступила к линии границы и заняла двумя группами высоты на сопредельной территории юго-восточнее заставы Меручак. Учитывая серьезность создавшейся обстановки, распоряжением командования пограничного отряда и 8-й кавбригады для закрытия участка границы между заставами Меручак и Ходжа-Гогурдек были использованы эскадроны поле[вых] частей Красной Армии под командованием Афрапетова и Котельникова, кроме того, отряд пограничников в 25 сабель под командованием уполномоченного Столбова...
 
Перед рассветом 16 октября банд[итские] группы перешли линию границы и открыли по нашим частям огонь, пытаясь сбить огнем наши отряды и продвинуться по долине Тек-Тек (ущелье Тектек между погранзнаками 37/1 и 37/2). Перестрелка велась до 12 час. На помощь эскадронам пришла авиация. В результате огня отрядов и действий с воздуха банд[итские] группы отступили...
 
Потеряв надежду отбить награбленное имущество Керим-хана, банд[итские] шайки разошлись по своим становищам. Брошенные в операцию отряды полевых частей и пограничников отозваны в исходное положение...
стр. 176-180 

 * Датируется по содержанию
** Кара-Баба - прим. ред. застава в районе будущей 13-й заставы "Хумлы", переданная в Тахта-Базарский ПогО в 1937. В конце 20-х (с1928) начальником ПогЗ Кара-Баба был Донсков Семен Иванович, 12 апреля 1929 года прямо на заставе у него родился сын Донсков Владимир Семенович - будущий генерал-лейтенант начальник войск КВПО, заместитель командующего ПВ КГБ СССР .
 
Генерал-лейтенант НКВД СССР Донсков С.И.
 
Генерал-лейтенант Донсков В.С., начальник штаба КСАПО (1971-1975), зам командующего ПВ КГБ СССР (1991-1993)
 
Лётчики в кабине самолёта "Крылья чекиста", специального авиаотряда НКВД, базировавшегося в Ташкенте в 30-е годы. 
Фото Макса Захаровича Пенсона - фоторепортера газеты "Правда Востока" с 1926
 
29 декабря 1930 "банда численностью сто человек попыталась нарушить границу в районе Кушки. Встреченная плотным огнем пограничников, она возвратилась за кордон". (Басмачество, М 2005)


Источник: http://mmg-kalai-naw.ucoz.ru/publ/1918_1978/dejstvija_pogranichnikov_v_turkmenii_merv_takhta_bazar_v_1929_1938_gg/11-1-0
Категория: до 1978 | | Автор: Олег
Просмотров: 3067 | Теги: пограничный отряд, пограничник, Тахта-Базар, ОГПУ, НКВД, афганистан, Туркестан, Туркмения, Мерв, граница
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1(ММГ-4 1986-1992)Калайи-Нау © 2017
Хостинг от uCoz