Объединение сайтов | Главная | История ММГ | Регистрация | Вход
Главная » Категории раздела » 1978-1991

Организация связи ММГ
ВНИМАНИЕ! Противник подслушивает!
 
Анализ первых же неудачно проведенных в Афганистане операций показал, моджахеды успешно занимаются разведкой, в том числе радиоразведкой. Они активно прослушивают наш радиообмен. При этом в бандах есть люди, достаточно хорошо владеющие как специальной аппаратурой, так и русским языком. С каждым годом войны техническая оснащенность и подготовленность бандформирований только улучшалась. "Наша техника, к сожалению, в начале афганской компании, – говорит генерал-майор Юрий Крестовский, – не удовлетворяла... ни по дальности, ни по габаритам, да и по оперативным возможностям. У моджахедов к тому времени уже были портативные средства связи с возможностью быстрой перестройки. Что говорить, военная доктрина ориентировала на ведение крупных, стратегических войн. А локальные войны не были отработаны." ("Золотое ухо" военной разведки", М.Е. Болтунов, М, Вече, 2011) К тому же специальными центрами РЭБ (радио-электронной борьбы) на территории Ирана, Пакистана, Китая, Турции систематически осуществлялся еще более качественный радиоперехват, радиопеленг и иные методы радиоразведки. Поэтому недооценка технических возможностей врага, нарушение правил скрытого управления войскам (СУВ) и дисциплины радиосвязи отдельными офицерами подчас приводила к поистине трагическим результатам. 
 
Эта стандартная надпись на корпусе каждой армейской радиостанции в Афганистане воспринималась по-особому.
 
Так одной из причин гибели 19 пограничников Панфиловской заставы в Зардевском ущелье 22 ноября 1985 года вполне могла стать утечка оперативной информации через радиообмен в открытом эфире. Вот как об этом впоследствии вспоминал 1-й зам начальника ПВ КГБ СССР генерал-лейтенант Вертелко Иван Петрович, возглавивший расследование причин этой трагедии: "Все пошло наперекосяк с самого начала. Заместитель начальника штаба оперативной группы майор Губарев уточнял по радио задачу на передислокацию старшему офицеру оперативной группы капитану Трегубову открытым текстом. Тот, в свою очередь, передал приказ начальнику заставы капитану Рослову, не утруждая себя правилами ведения радиопереговоров. Возможно, уже тогда душманы узнали о наших намерениях, запеленговав "беседу" наших командиров." Кроме того сама группа Панфиловской заставы при выдвижении сбилась с пути и пыталась уточнить маршрут, связываясь с оставшейся группой по переносной УКВ-радиостанции Р-392 в открытом режиме. 
К таким же трагическим последствиям могла привести даже непродолжительная потеря связи при передвижении подразделений по территории Афганистана в колонне или пешим порядком. Ведь радиосвязь является основным средством управления войсками в современных условиях. Знали об этом и душманы, поэтому командно-штабная машина "Чайка" всегда была первоочередной целью при обстреле колонны. Из тех же соображений высокие штабные гости нередко как черт ладана боялись прогулки по Афгану в колонне на броне "Чайки". 
 
Подрыв КШМ "Чайка" ММГ-1 "Меймене" Керкинского ПогО, район Джумабазар, провинция Фариаб, 1983 г.
В шлемофоне начальник ММГ-1 "Меймене" подп-к Трифонов Юрий Григорьевич.
Фотография из альбома начальника полевой ОГ Меймене Радченко Б.С.
 
Любая информация, относящаяся к организации связи в войсках, всегда имела повышенный уровень секретности. Сегодня в силу ряда произошедших в 90-е годы глобальных изменений на политической карте Европы мы можем приоткрыть завесу тайны с того, что во время войны в Афганистане 1979-1989 гг. составляло военную и гостайну. Дело в том, что некоторые бывшие союзники по Варшавскому Договору, а также бывшие братские Союзные Республики Советского Союза, едва получив долгожданную независимость, поспешили поделиться с новыми союзниками по НАТО своим военно-техническим наследием. Так уже в 1990 году сразу после падения Берлинской стены благодаря усилиям германских товарищей в распоряжение западных военных специалистов попала советская спецаппаратура скрытой связи, как раз та аппаратура, которой пользовались радиотелеграфисты-механики ЗАС и специалисты СПС наших мото-маневренных групп в Афганистане. А ведь, говорят, ЗАС Т-219 "Яхта" до недавнего времени верой и правдой служила кое-где в вооруженных силах России.

В данной статье мы расскажем об организации связи мото-маневренной группы ПВ КГБ СССР на примере взвода связи (ВС) РММГ 68-го Тахта-Базарского погранотряда в Калайи-Нау в 1986-1989 годах. Резервная мангруппа имела сокращенный штат по сравнению со штатными ММГ. В разное время численность РММГ составляла от 120 до 200 человек. Следовательно штат ВС и организация связи штатных ММГ несколько отличается от изложенного здесь. Кроме того, имелась своя специфика в организации связи мото-мангрупп, имеющих отдельные пограничные заставы в удаленных гарнизонах, например, таких как точки Дашак, Нехальшани и Чашмайи-Инджир от ММГ Чакав, Карези-Ильяс и Карабаг в районе "стыка трех границ". Кстати, мы будем благодарны всем связистам мото-маневренных групп, а также узлов связи воюющих погранотрядов (таких как "Радуга", "Рубин", "Нельма"), которые откликнутся и дополнят этот обзор своими подробностями и воспоминаниями.

Все технические характеристики и фотографии специальной аппаратуры, использованные в данной статье, получены из открытых источников.

В функции взвода связи ММГ входило:

- обеспечение бесперебойной круглосуточной голосовой радиотелефонной связи в КВ-диапазоне (в закрытом режиме ЗАС) с управлением пограничного отряда ("Рубин"), другими ММГ отряда, боевыми группами; 
- обеспечение в любое время суток по требованию сеансов радиотелеграфной связи в КВ диапазоне для передачи шифротелеграмм (криптограмм) от офицеров полевой опергруппы в управление пограничного отряда, оперативную группу, разведотдел ("Радуга");
- обеспечение бесперебойной круглосуточной голосовой радиотелефонной связи в УКВ диапазоне с советническим аппаратом в городе, боевыми группами на оперработах, постами боевого охранения при нарушении линий проводной связи, вертолетами Марыйского 17-го ОАП; 
- обеспечение бесперебойной круглосуточной проводной телефонной связи с полевой оперативной группой, землянкой службы дежурного по ММГ (дежуркой), постами боевого охранения на линии обороны, землянками офицеров управления, землянками подразделений; 
- обеспечение работы офицера спецпропаганды Политотдела на звуковещательной станции ЗС-82 на базе БРДМ-2
 
Звуковещательная станция - действительно мощное оружие спецпропаганды, иногда позволяла выполнить боевую задачу без единого выстрела.
Многократно усиленные слова местного старейшины или офицера ХАДа могли подчас заставить бандитов сложить оружие или пропустить колонну без сопротивления.
В люке легендарной 821-й ст. л-нт Фируз Асланович Ахтамов - офицер спецпропаганды из политотдела 68-го Тахта-Базарского ПогО.

Для поддержания связи в расположении мангруппы в Калайи-Нау размещался стационарный узел связи в землянке, расположенной напротив опердомика - полевой опергруппы. Над стационаром были развернуты на телескопической мачте КВ-антенна - симметричный диполь в направлении на Тахта-Базар и УКВ-антенна ШДА (широко-диапазонная антенна). Левее узла связи располагалась аккумуляторная, в которой кроме мощной резервной батареи щелочных аккумуляторов, обеспечивающей автономную работу аппаратуры связи при отсутствии напряжения в сети 220 В, стоял также резервный бензиновый генератор мощностью в 2 кВт, который запускался при длительной аварии центрального дизель-генератора ММГ. Еще левее шли капониры, в которых стояли боевые машины взвода связи ММГ: звуковещательная станция ЗС-82 на базе БРДМ-2 с номером 821, КШМ "Чайка" Р-145 на базе БТР-60ПУ с бортовыми номерами 803, 846, 847 и аппаратная КВ-радиостанции Р-140М на базе ЗиЛ-131. Сзади капонира Р-140М на телескопической мачте была развернута еще одна КВ антенна - симметричный диполь, направленная на пограничный отряд в Тахта-Базаре. После возвращения из боевых рейдов блоки секретной аппаратуры ЗАС снимались с КШМ и переносились в помещение узла связи. Если перед выездом машина стояла в капонире с установленной ЗАС-аппаратурой, рядом с ней выставлялся часовой из личного состава узла связи, имеющего допуск к работе со спецаппаратурой.

 
Ряд капониров с боевой техникой взвода связи Калайи-Нау, лето 1988.
Слева "Чайка"-846 разгружается после боевого рейда. С нее снимают ЗАС-аппаратуру.
В дальнем капонире аппаратная Р-140 с постоянно развернутым антенно-мачтовым устройством (АМУ). Чуть ближе "Чайка"-847.

Правее стационара располагалась землянка старшего специалиста СПС - криптографа-шифровальщика. Личный состав и командование взвода связи были расселены в самой дальней от опердомика землянке рядом со столовой и баней. Каптерка (склад имущества) ВС располагался в землянке под баней левее летнего душа.

Немногие в мангруппе знали, что ответственность за организацию и состояние связи нес лично начальник штаба ММГ. То есть связисты прямо подчинялись НШ мангруппы и всегда были в зоне его особого внимания.

Начальник штаба РММГ Калайи-Нау в 1987-1988 годах - майор Сафонов Сергей Владимирович.
Взвод связи - личная "гвардия" начальника штаба. 

 
Непосредственно организовывал связь в мангруппе и отвечал за ее устойчивую работу начальник связи - командир ВС. Несмотря на всю сложность и ответственность боевой деятельности связистов, взвод связи был единственным подразделением РММГ, в штате которого не было ни одного офицера. (прим. ред. с одной оговоркой, взводом боевого обеспечения также командовал старший прапорщик Помазуев Владимир Васильевич).

Приблизительный штат взвода связи (ВС) РММГ Калайи-Нау 68-го Тахта-Базарского ПогО (сентябрь 1986 - февраль 1989):

Командование ВС (4 прапорщика плюс старший специалист СПС):
- Командир взвода связи, начальник узла связи
- Начальник КШМ Р-145 Чайка б/н 846
- Начальник КШМ Р-145 Чайка б/н 847
- Начальник ЗС-82 БРДМ-2 б/н 821
 
- Старший специалист СПС - формально не входил в штат взвода связи и подчинялся только непосредственно начальнику полевой опергруппы и начальнику службы СПС Тахта-Базарского пограничного отряда капитану ВЕРЕЩАК Николаю Ивановичу, но именно он строго следил за соблюдением правил секретности связи.
 
Командир взвода связи - ст. прапорщик Гинкул Вячеслав Васильевич
 
Начальник КШМ Р-145 "Чайка" б/н 847 - ст. прапорщик Петров Владимир Викторович
 
Начальник КШМ Р-145 "Чайка" б/н 846 - прапорщик Лукьянов Юрий Евгеньевич
(до командировки в ДРА и после проходил службу в роте связи Калининградского ПогО (с 1983), проживает в Калининграде)
 
Инструктор ЗС-82 БРДМ-2 б/н 821 - прапорщик Цуканов Александр Дмитриевич
 
Старший специалист СПС - прапорщик Крючков Сергей Васильевич (1986-1987)
 
Старший специалист СПС - прапорщик Талгат Сираев (1988-1989, Багратионовск Калининградской обл.)
 
Экипаж Чайки-846 
- старший радиотелеграфист Р-145
- радиотелеграфист Р-145
- водитель-механик БТР-60
 
Экипаж Чайки-847
- старший радиотелеграфист Р-145
- радиотелеграфист Р-145
- водитель-механик БТР-60
 
Экипаж Чайки-803
- старший радиотелеграфист Р-145
- радиотелеграфист Р-145
- водитель-механик БТР-60
 
Экипаж Р-140
- старший радиотелеграфист Р-140
- водитель-механик ЗиЛ-131
 
Экипаж ЗС-82
- водитель-механик БРДМ-2

 

Должности на узле связи:
- радиотелеграфист-механик ЗАС дежурной смены (в количестве, обеспечивающем несение службы на стационаре в сменах)
- линейщик
- аккумуляторщик 
 
Организация службы на стационарном узле связи.
 
Служба на стационаре организовывалась круглосуточно по сменам. Продолжительность смены обычно составляла 8 часов. Состав смены двое: старший и младший смены. Таким образом только для поддержания несения службы на стационаре в сменах требовалось минимум 6 радиотелеграфистов. Однако, нередко возникали ситуации нехватки личного состава на базе РММГ, когда большая часть личного состава мангруппы была занята на выездах в двух боевых группах. В такие моменты во взводе связи оставалось 5-6 военнослужащих срочной службы и один или два прапорщика, при этом в течение нескольких недель служба на стационаре неслась в режиме 12 через 12 часов.
Итого минимально по штату ВС должен был состоять из 17 бойцов личного состава: 5 водителей, 6 радиотелеграфистов в экипажах КШМ, 6 радиотелеграфистов в сменах. На практике Чайка-803 после переезда из Чакава в сентябре 1986 была неисправна и не выезжала из капонира. Радиостанция Р-140 использовалась только стационарно для целей разведчиков Полевой опергруппы, командования ММГ и также не покидала капонира. Агитационная звуковещательная станция ЗС-82 после подрыва не восстанавливалась и тоже была невыездной. Взамен подорванной из Союза пригоняли новую звуковещательную станцию. К моменту вывода войск из Афганистана в РММГ Калайи-Нау числилось три несписанных после подрывов ЗС-82 с бортовым номером 821. Из оставшихся двух "Чаек" с б/н 846 и 847 на ходу как правило была только одна, вторая требовала текущего ремонта. Поэтому временами в штате ВС было только два водителя и 9-10 радиотелеграфистов. 
 
Все радиотелеграфисты взвода связи, вне зависимости от полученной на учебном пункте специальности, имели допуск и работали на аппаратуре ЗАС. Но линейщик, аккумуляторщик и радиотелеграфист Р-140 кроме службы в сменах на стационаре несли еще дополнительную нагрузку. Линейщик рядовой Юрий Брыкин в любое время суток при исчезновении телефонной связи с постами боевого охранения выходил в сопки, искал повреждение полевого кабеля и устранял обрыв, восстанавливая связь с постами на линии обороны лагеря. Радиотелеграфиста Р-140 также будили в любое время суток, чтобы передать срочное шифрованное донесение разведчиков в управление погранотряда (криптограмму).
 
Стационар состоял из трех комнат: 
- предбанника, в который могли заходить военнослужащие, не имеющие допуска, но которые по служебной необходимости должны были общаться с дежурными связистами: дежурный и помощник дежурного по мангруппе, посыльный, офицеры и прапорщики мангруппы
- и двух служебных помещений узла связи, допуск в которые имели только начальник ММГ, НШ, прапорщики взвода связи, старший специалист СПС и дежурные радиотелеграфисты смены. Все иные лица, в том числе и проверяющие, и дежурный по ММГ могли общаться с дежурным связистом только через окошко в первую комнату узла связи, где не находилось секретного оборудования. Дверь в служебные помещения узла связи закрывалась изнутри на засов. В первой комнате перед окошком стоял стол с телефонным коммутатором П-206 "Азбука", к которому через линии полевого кабеля были подсоединены все посты боевого охранения, землянки офицеров ММГ, полевой опергруппы, всех подразделений ММГ. Позывной узла связи в телефонной сети был "Обзор". В обязанности дежурного телефониста входило отвечать на все входящие звонки и соединять абонентов сети между собой, а также периодически обзванивать посты боевого охранения, проверяя обстановку. Если какой-то из постов не отвечал, следовал немедленный доклад дежурному по мангруппе, который должен был сразу проверить этот пост.
 
 
На фото слева внизу телефонный коммутатор П-206 "Азбука" на одной из линейных застав Тахта-Базарского ПогО. Такой же стоял на узле связи РММГ в Калайи-Нау.
 
За спиной дежурного телефониста располагалась вешалка, на которую вешалась верхняя одежда, противогазы и автоматы дежурной смены. Справа спереди - входная дверь, слева - дверь в аппаратную, святая святых узла связи. В аппаратной узла связи размещалось как обычное оборудование радиосвязи: КВ-радиостанция Р-130, УКВ-радиостанция Р-111, так и секретная аппаратура связи (СА): блок ЗАС-аппаратуры Т-219 "Яхта", с помощью которого телефонные трубки в землянках начальника ММГ, НШ, офицера особого отдела и разведчика подключались к закрытому радиоканалу связи (ЗАС). Здесь же в аппаратной хранился металлический чемодан с ключами ЗАС и секретным блокнотом КРЛ, с помощью которого набирались определенные комбинации ключей для кодирования голосового канала ЗАС.
 
 
УКВ-радиостанция Р-111. За счет антенны ШДА на высокой мачте эта "малютка" иногда давала возможность связаться с боевой группой, находящейся за перевалом Ачишка-Абшора чуть не у самой границы.
 
- УКВ-радиостанция Р-111 круглосуточно работала на прием на дежурной частоте, на которую были настроены УКВ-радиостанции (Р-123, Р-392) советнического аппарата в городе, постов боевого охранения, всех бронемашин в боевых группах на оперативных работах и боевых выездах. На этой же частоте при необходимости с мангруппой связывались на подлете борты 17-го Марыйского ОАП. Дальность УКВ-связи в сопках как правило ограничивалась пределами прямой видимости, поэтому во время боевых рейдов УКВ-радиостанции использовались для связи в тактическом звене: радиообмен между бронемашинами (БТР, БМП) внутри колонны, а связь с другими ММГ, управлением отряда поддерживалась в КВ-диапазоне средствами КШМ "Чайка". Связь в УКВ-диапазоне поддерживалась лишь в открытом режиме, хотя две КШМ могли установить между собой закрытый канал связи и в УКВ-диапазоне.
 
Эта танковая УКВ-радиостанция знакома практически каждому военнослужащему ММГ.
Р-123М стояла в каждом БТР и БМП для поддержания внешней связи.
 
- КВ-радиостанция Р-130 круглосуточно работала на прием на дежурной частоте, выделенной главной радиостанцией сети - узлом связи 68-го Тахта-Базарского пограничного отряда "Рубин". В эту сеть входили узлы связи всех ММГ пограничного отряда (Карези-Ильяз, Чакав, Карабаг, Калайи-Нау, Кайсар, ДШМГ и ММГ-6) и КШМ боевых групп мото-мангрупп погранотряда, находящихся в это время в боевых рейдах. Каждой радиостанции в сети выделялся свой позывной. В разное время ММГ-4 Калайи-Нау, например, имела позывные "Аванс-19", "Стакан-23". Главная радиостанция несколько раз в сутки производила перекличку радиостанций по позывным. В зависимости от помех в разное время суток главная радиостанция подбирала две дежурные частоты ("дорожки" на сленге связистов): ночную и дневную. Переход с ночной "дорожки" на дневную осуществлялся по команде главной радиостанции. Дежурная "дорожка" предназначалась только для вызова необходимой радиостанции, передача какой-либо некодированной информации в открытом режиме была строго запрещена. 
 
КВ-радиостанция Р-130. Именно эта простая и надежная, неказистая на вид армейская радиостанция круглосуточно обеспечивала мангруппу устойчивой связью с Родиной.
 
Способы закрытия каналов связи.
 
Действующие в вооруженных силах Уставы, наставления, приказы и директивы требовали выполнения мероприятий по сохранению государственной и военной тайны при передаче оперативной информации по каналам связи. Каналы связи должны обеспечивать надежную сохранность в тайне передаваемой информации, ее достоверность, высокую оперативность и непрерывность. Для обеспечения скрытого управления войсками (СУВ) применяют три способа закрытия передаваемой по каналам связи информации: 
- кодированная связь
- засекреченная связь
- шифрованная связь
Три вида закрытия каналов связи приведены выше в порядке возрастания криптографической стойкости. 
 
- кодированная связь применяется для скрытого управления войсками на линиях связи, не имеющих ЗАС, скажем, при радиообмене по УКВ-каналам внутри боевой группы. 
К средствам кодирования относятся кодировочные машины и документы кодированной связи (кодовые, сигнально-кодовые, номенклатурные и переговорные таблицы, таблицы сигналов и кодированные топографические карты). На практике в ММГ методы кодированной связи широко не применялись. При переговорах в открытом эфире пользовались специальными позывными для обозначения должностных лиц мангруппы и пограничного отряда. Например:
10 - начальник ПогО
20 - начальник штаба ПогО
30 - начальник оперативной группы
44 - начальник Разведотдела ПогО
144 - старший офицер разведки полевой ОГ
101 - начальник ММГ
102 - начальник штаба ММГ
 
- засекреченная связь - самый распространенный и оперативный вид скрытой связи. Она обеспечивается аппаратурой автоматического засекречивания информации (ЗАС), передаваемой по радио и телефонным каналам. Применявшаяся в мото-маневренных группах КГБ СССР в Афганистане аппаратура ЗАС Т-219 "Яхта" относилась к аппаратуре временной криптографической стойкости. Это означает, что при перехвате вражеской радиоразведкой переданной через ЗАС-канал информации, она в течение определенного времени может быть раскрыта аналитическим методом. Поэтому не вся оперативная информация разрешалась к передаче даже по закрытым ЗАС-каналам. Существовал «Перечень сведений, разрешенных к передаче по скрытым радио-, радиорелейным, тропосферным и космическим каналам связи», утвержденный Директивой ГШ ВС 1981 г. ДГШ-025. Поэтому наиболее секретная информация, такая как разведдонесения, планы предстоящих операций, передавались только методом шифрованной связи
 
 
Пульт управления ПУ-1 ЗАС-аппаратуры Т-219 "Яхта", которым были оснащены КШМ "Чайка" и стационарные узлы связи мото-маневренных групп в Афганистане.
 
ЗАС Т-219 "Яхта" состоял из небольшого пульта управления ПУ-1 (весом 8,5 кг), собственно блока шифратора Б-1, который весил 43 килограмма, коммутатора и блока питания БП-44 Н. Для соединения в режиме ЗАС две радиостанции переходили с дежурной частоты на заранее подобранную незанятую и незашумленную "дорожку". Звучало это приблизительно так: "Девятнадцатый! Пойдем 40 ниже и в режимчик!"  Далее на стойке ЗАС включался "Режим Б" и в открытый эфир несся характерный булькающий шум, лишь отдаленно напоминающий человеческую речь. Разобрать что-либо в этом звуковом потоке было практически нереально. Хотя иногда казалось, что были слышны отдельные слова. Для синхронизации работы ЗАС требовалось некоторое время, поэтому каждый раз, нажимая на трубке кнопку передачи, сначала произносили размеренно фразу для подстройки: "Единичка, двойка, тройка...". После этого аппаратура настраивалась и абонент слышал в трубке вполне разборчиво речь своего собеседника. Малейшие помехи в радиоканале могли сделать речь в ЗАСе трудно понимаемой. Поэтому постановка радиопомех часто использовалась противником как простой и эффективный метод радио-электронного противодействия. Для нарушения работы ЗАС было достаточно с помощью обычной носимой радиостанции начать работать в эфире голосом на той же рабочей частоте. 
Кодирование сигнала ЗАС определялось набором специальных ключей, которые вставлялись в шифратор Т-219. Два аппарата ЗАС "понимали" друг друга только при абсолютно точном совпадении комбинации ключей, набранных в ключевых кассетах. Наборы ключей определялись специальными ключевыми блокнотами КРЛ, едиными для данной сети. Конкретный набор ключей действовал только в течение определенного периода времени, как правило один месяц. Потом в строго установленное время менялся всеми узлами связи данной сети. То есть узлы связи армейских подразделений в Афганистане, пользующиеся своими ключевыми блокнотами, не могли прослушать ЗАС-каналы соседей пограничников и наоборот.  Количество комбинаций ключей огромно, но не бесконечно. Этим отчасти и определяется временная стойкость ЗАС. Заполучить в свое распоряжение аппаратуру ЗАС и сами по себе ключевые блокноты всегда было одной из желанных целей вражеской разведки в Афганистане. Так в 1988 году по мото-маневренным группам КГБ СССР в Афганистане был распространен приказ, ужесточающий режим сохранности спецаппаратуры и документации связи. На каждый узел связи и каждому экипажу КШМ были выданы ящик гранат и тротиловые шашки. В случае угрозы захвата секретной аппаратуры связи противником эту "адскую машину" предписывалось привести в действие. Подразумевалось, что кому-то из экипажа это надлежало сделать ценой своей жизни. По слухам эти меры были приняты после захвата одной из командно-штабных машин подразделений 40-й армии душманами. 
 
 
 
Схема, объясняющая принцип набора ключей ЗАС и установки ключевых кассет в блок шифратора ЗАС Т-219 "Яхта".
Техническая документация на немецком языке от "германских товарищей".
 
- шифрованная связь - наиболее надежный вид скрытой связи, который обеспечивает высокую достоверность и безопасность шифрованной информации. Считалось, что шифровальная аппаратура обеспечивает гарантированную стойкость, при которой передаваемая информация не может быть раскрыта аналитическим методом. Шифрование донесений между полевой оперативной группой на территории Афганистана и управлением погранотряда осуществлялось с помощью шифровальных машинок М-125 "Фиалка". Шифрованием разведдонесений и иных секретных телеграмм занимался криптограф - старший специалист СПС (связи повышенной скрытности). Чтобы получить представление об уровне секретности СПС достаточно сопоставить пару фактов: если оборудование ЗАС в ММГ могли видеть всего несколько человек, командование ММГ, взвода связи и сами механики ЗАС, то шифровальную машину видел только сам специалист СПС. Такой уровень секретности соответствовал огромной значимости оперативной деятельности разведчиков полевой оперативной группы Калайи-Нау - подполковника Зернова Василия Васильевича, майора Кабасакалова Георгия Саввовича и старшего лейтенанта Урунова Александра. Деталей этой деятельности мы вероятно уже никогда не узнаем. Но чтобы составить косвенное представление о важности задач, решаемых разведкой полевой опергруппы, можно вспомнить еще один факт, обычно в войсках шифрованная связь применяется на уровне от дивизии и выше, а резервная ММГ по численности была ближе к простой мото-стрелковой роте.
 
 
"Опердомик" - полевая оперативная группа, жилище, рабочий кабинет и приемная разведчиков. Правее навеса - летний душ разведчиков. На переднем плане под листом шифера пожарный щит узла связи.
Снимок сделан в 1988 году с крыши землянки узла связи.
На заднем плане землянка дизель-электростанции, над ней водонапорная бочка и правее в капонире БТР на 2-м посту боевого охранения у въезда в ММГ со стороны ВПП (взлетно-посадочной полосы) аэропорта Калайи-Нау.
 
 
Шифровальная машинка М-125 "Фиалка" - потомок знаменитой немецкой "Энигмы" времен Второй мировой войны.
Криптография - отдельная сложная и увлекательная наука. Мы не ставим себе целью в рамках данной статьи углубляться в дебри принципов шифрования. Сейчас каждый желающий может побывать в роли специалиста СПС 1980-х годов и поработать на виртуальной шифровальной машине "Фиалка", посмотреть, как выставляются роторы ключей шифра, как из обычного текста получается шифрованный. Для этого достаточно скачать графический симулятор шифровальной машины М-125 "Фиалка" и запустить его.
В общем все выглядело довольно просто, с помощью клавиатуры шифровальщик набирал открытый текст секретной телеграммы из журнала, а "Фиалка" выдавала уже зашифрованный текст в двух вариантах исполнения: перфолента и текст на узкой ленте, разбитый на короткие группы. Точнее конечно не текст, а "хаотичный" набор букв.
Конечно тогда, в конце 80-х, данный процесс шифрования был для связистов ММГ тайной за семью печатями. Радиотелеграфист Р-140 получал под роспись лишь готовый результат шифрования - криптограмму в виде перфоленты, такой же, какую в те времена применяли в вычислительных центрах или как управляющую программу в станках с ЧПУ. 
 
Перфолента с пятью рядами отверстий появилась еще в середине XIX века именно в телеграфии для передачи сообщений с помощью кода Бодо.
Ряд отверстий более мелкой перфорации в центре перфоленты называют "транспортной дорожкой".
Она служит для перемещения перфоленты внутри телеграфного аппарата с помощью зубчатого колеса.
 
Как правило криптограмму было необходимо отправлять в отряд немедленно, в любое время суток, днем или ночью. Лента криптограммы вручалась радиотелеграфисту Р-140 лично специалистом СПС под роспись в специальном журнале. Обычно днем радиостанция Р-140 питалась от общей сети трехфазного переменного тока дизель-генератора мангруппы, ведь общая потребляемая мощность станции составляет 5 кВт при выходной мощности радиопередатчика Р-140 почти в 1 кВт. Ночью, когда дизель-генератор глушили, приходилось запускать штатный бензо-электрический агрегат АБ-4-Т/230. Бензиновый агрегат разрезал ревом ночную тишину над Калайи-Нау. "Опять связи не спится," - ворчали часовые на постах боевого охранения. На стационаре "сто-сороковик" получал от "Радуги" по ЗАСу две рабочие частоты для текущего сеанса связи: для приема и передачи. Ведь Р-140 - дуплексная радиостанция, проще говоря, там можно одновременно и слушать собеседника, и говорить самому, как по обычному телефону. Настройка радиопередатчика Р-140 на нужную частоту - процесс непростой и многоходовый, но в привычных руках занимает считанные секунды. Далее в ход идет телеграфный аппарат СТА-67М. В эфир летят короткие Щ-коды приветствия. Потом в аппарат заправляется "ленточка" криптограммы и автоматически идет передача. 
 
 
Длина перфоленты иногда составляла несколько метров. Каждый поперечный ряд отверстий - одна буква. Можно приблизительно представить объем разведдонесений - тысячи и тысячи знаков. "Ленточка" передавалась минимум два раза. Это делалось для контроля от сбоев. Сбой может возникнуть от любой помехи, любого постороннего шума на частоте во время передачи. Радиотелеграфист в управлении пограничного отряда на узле связи "Радуга" складывал обе копии перфоленты друг с другом и проверял их на просвет от начала до самого конца. "Ленточки" должны совпасть дырочка в дырочку, иначе процесс декодирования криптограммы на "Фиалке" у специалиста СПС в отряде может не пройти. Передавать криптограмму приходилось до тех пор, пока не достигали полного совпадения. Немедленно после успешной передачи по инструкции ленточка сжигалась.
 
 
 
Стойка КВ-радиопередатчика средней мощности Р-140. Мощность передатчика 1 кВт. Количество блоков, обилие индикаторов и элементов управления поражает воображение. 
А ведь кроме передатчика в аппаратной Р-140 был телеграфный аппарат СТА-67М, радиоприемное устройство Р-155, радиорелейная станция Р-403 и бензиновый агрегат АБ-4-Т/230. 
Со всем этим оборудованием в РММГ управлялся один солдат-срочник после 4 месяцев учебного пункта.
Опытные радиолюбители-коротковолновики, которые сейчас получили возможность приобретать себе эту радиостанцию после списания из войск, 
просто диву даются, как солдат срочной службы со средним образованием мог за полгода-год, да и даже за два года освоить такое сложное оборудование. 
"Это достойно не только удивления, но и уважения!" - говорят они.
 
Организация связи на выездах в боевых рейдах и на операциях.
 
Безусловно наиболее сложной и ответственной была служба связистов во время боевых выездов. Не каждый может себе представить, в каких условиях приходилось нести дежурство радисту при движении "Чайки" по афганским дорогам. При температуре в тени за 40 под раскаленной на солнце броней, в шлемофоне, зажатый в тесном, трясущемся на кочках отсеке между ревущими двигателями БТРа и горячими блоками радиостанций, со струями пота, стекающими по запыленному лицу, связист скорее напоминал кочегара в адской топке, чем представителя войсковой интеллигенции при штабе. Именно на выездах проверялись человеческие качества, выучка и мастерство связиста. Ведь в боевом рейде все приходилось делать самому, не с кем было советоваться и не у кого просить помощи. Нагрузка на экипажи КШМ "Чайка" на боевых возрастала многократно. Ведь в течение недель, а иногда и месяцев все виды службы круглосуточно поддерживались тремя членами экипажа: дежурство на связи, рытье окопов и капонира под "Чайку", боевое охранение в ночное время суток, приготовление пищи в полевых условиях и обслуживание техники. Во время движения боевой группы по Афганистану водитель и дежурный радист непрерывно заняты выполнением своих обязанностей, но и третьему члену экипажа редко удается отдохнуть, даже если перед этим ночью он нес службу. Ведь при движении по вражеской территории, особенно в горах необходимо вести постоянное наблюдение. Как правило левый и правый секторы наблюдения делили между собой радист, не занятый на дежурстве, и переводчик, который часто тоже ездил на "Чайке" при разведчике или старшем колонны. Кроме того во время остановок в кишлаках во время проведения оперативных работ с местным населением связист с "Чайки" охранял старших офицеров, при необходимости обеспечивал связь с КШМ, другими боевыми машинами через носимую УКВ радиостанцию и даже выполнял обязанности посыльного. Ведь старший боевой группы (начальник, НШ или замполит ММГ) должен постоянно быть на связи со своими и приданными подразделениями, а также вышестоящим штабом: опергруппой погранотряда. Этот принцип непрерывности управления в боевых условиях не нарушается ни при каких обстоятельствах. Отрыв командиров и начальников от средств связи хотя бы на непродолжительное время недопустим, это может привести к потере управления войсками.
 
 Чайка-846 в капонире в районе пограничного знака 29/1, лето 1988 года.
На переднем плане стоит бензо-электрический агрегат АБ-1-П/30 - "дырчик", как его называли связисты.
 
КШМ "Чайка" - это бронированная машина на базе БТР-60ПУ, но бронемашина, не имеющая группового крупнокалиберного вооружения. Поэтому в боевых условиях экипажу КШМ нужно быть готовым решать любые неожиданно возникающие задачи.  При прохождении узких как щель перевалов, таких как Ачишка-Абшора, свободный от смены связист вместе со стрелком идущего следом БТРа мог по команде старшего быстро вскарабкаться по склонам нависающей сопки и двигаться пешим порядком по гребням сопок в составе боковой походной заставы до выхода на равнину. При обстреле нужно было организовать круговую оборону и немедленно доложить обстановку в управление погранотряда через закрытые каналы связи, вызвать борты для поддержки с воздуха или эвакуации раненых. На практике не всегда все получалось гладко. Дело в том, что в движении "Чайка" поддерживает КВ-связь через АЗИ (антенну зенитного излучения). АЗИ - это как раз те стальные трубы, установленные по периметру немного выше брони, по которым духи визуально выделяли в колонне штабную машину. Дальность связи через АЗИ в движении по средне-пересеченной местности - до 75 км. Но в горах уверенный прием мог исчезнуть неожиданно в любой складке рельефа. Нередко связистам приходилось прямо под огнем противника на короткой остановке поднимать телескопическую мачту и на скорую руку растягивать провода диполя в нужном направлении. Правильно ориентированный диполь обеспечивал связь на расстоянии 350 км. Иногда для быстрого установления связи достаточно было лишь немного приподнять телескоп и буквально разбросить провода диполя в разные стороны. Вообще связисты должны были хорошо ориентироваться на местности, постоянно отслеживая свое положение по карте, не только для того, чтобы в любой момент сообщить в опергруппу квадрат своего местонахождения, но, главное, чтобы правильно определять направление на управление погранотряда или узел связи ММГ для уверенной связи на стоянке. Задачи на выездах действительно случались разнообразные. При проведении засадных рейдов в пограничной полосе могла потребоваться постоянная скрытая телефонная связь с линейной погранзаставой, связист брал катушки с "полевкой" и в сопровождении стрелка с РПК шел через сопки, прокладывая линию проводной связи от заставы к боевой группе. 
 
Эх, дороги, пыль да туман...
 
Отдельных слов заслуживают водители взвода связи. "Чайки" как и другие БТРы в РММГ Тахта-Базарского погранотряда имели почтенный возраст и солидный пробег в условиях Афгана. Двигатели были изношены, в жару перегревались и еле тянули, тормоза практически не работали, передачи и мосты включались через раз с заметным усилием. Вождение многотонного БТРа с его габаритами и ограниченным обзором - само по себе дело не простое. А езда по горным дорогам с затяжными подъемами и спусками на БТР в таком техническом состоянии превращалось в рискованное родео. В колонне было обычным делом, когда на подъеме машина глохла, катилась назад и останавливалась, лишь откатившись задом в сторону. Следует понимать, что водительский стаж этих 18-летних ребят составлял от полугода до двух лет под самое увольнение. Если одна "Чайка" ломалась, вторая ездила на все выезды до тех пор, пока не разваливалась. Так практически весь 1987 год на все операции выезжал экипаж 847 "Чайки", а в 1988 году - 846-й. Конечно поддерживать техническое состояние машины, не вылезая из выездов, было очень тяжело. При этом во время боевых рейдов водителям доставалось по полной. За световой день несколько десятков километров по афганским дорогам - это равносильно нескольким сотням по шоссе. Вечером на стоянке водитель со всеми вместе окапывался, потом "подшаманивал" движки, а ночью дежурил свои часы на связи. 
 
  Водитель Чайки-846 и БРДМ-821 Владимир Прилепа (Омск), 1988.
Говорят, что "Чайки" в РММГ были заговоренные. Не раз проезжали по минам, а подрывалась вслед идущая машина.
Как бы там ни было, но за все годы в РММГ действительно не подорвалась ни одна "Чайка".
А вот сам Владимир Прилепа подрывался дважды:
один раз - на БРДМ-821 (награжден медалью "За отличие в охране государственной границы СССР"),
а второй раз - на бензовозе из роты подвоза погранотряда.
 
Приведем лишь один пример того, какие опасности каждодневно таили афганские дороги. В декабре 1987 года при возвращении после длительного выезда с тяжелейшей операции "Дарбанд" водитель "Чайки"-847 Юрий Приходько на затяжном спуске был вынужден поменять передачу. Но передачу включить не удалось и многотонную машину с ускорением понесло вниз. На развилке водителю удалось выскочить на бугор, тем самым остановить БТР и спасти экипаж. Машину сильно тряхнуло, но командование и экипаж удержались на броне. Все были настолько возбуждены чудесным спасением, что не сразу заметили, что в заднем отсеке уже не было дежурного радиста Олега Загидуллина. Его нашли без сознания на камнях в нескольких метрах от машины с пробитой головой и сломанным позвонком. Олега просто вышвырнуло из заднего люка. От смерти его видимо спас шлемофон. Вылетая из люка, головой в шлемофоне он ударился о трубы АЗИ и упал на камни. Причем две сваренные между собой стальные трубы АЗИ выгнуло вверх сантиметров на 15. Впоследствии в лагере мангруппы эти трубы выпрямляли весом и силой нескольких человек, но до конца выпрямить так и не удалось. Так и ездила 847-я с гнутой антенной.
 
      

 

По результатам операции "Дарбанд"
Юрий Приходько (слева, Славянск, Украина) был награжден медалью "За отличие в охране Государственной границы СССР",
а Олег Загидуллин (справа, Пенза) медалью "За Отвагу".
 
Связь иногда называют войсковой интеллигенцией. Но почему? Из-за ее близости к командованию? Из-за того, что сидят в тепле в своих стационарах и аппаратных? Из-за того, что раньше всех узнавали о прилете бортов с долгожданными письмами с Родины? Сколько людей, столько и мнений. Мы надеемся, что после прочтения нашей статьи многие поймут, какой сложной и ответственной деятельностью, порой незаметной для других каждодневно занимались простые связисты мото-маневренных групп в Афганистане: офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты. 
 
 
С Днем радио вас, уважаемые связисты! 73 88 СК!


Источник: http://mmg-kalai-naw.ucoz.ru/publ/organizacija_svjazi_mmg/8-1-0-33
Категория: 1978-1991 | | Автор: Олег
Просмотров: 12078 | Комментарии: 3 | Теги: РММГ, Тахта-Базарский ПогО, ЗАС, Р-140, КШМ, Р-130, Р-145 Чайка, РЭБ, Калайи-Нау, СПС
Всего комментариев: 3
3 1989   (15.03.2013 23:45)
Следует признать, появление данной статьи об организации связи в звене ММГ - Управление погранотряда не у всех вызвало одобрение.
Для "горячих голов", которые до сих пор не знают, как пользоваться Яндексом и Гуглом, и потому считают, что именно здесь на сайте ММГ Калайи-Нау происходит рассекречивание служебной информации, не подлежащей раскрытию, приходится повториться:
Все фотографии, технические характеристики, блок-схемы и даже практически полные инструкции по работе специальной аппаратуры, малая часть которых использована здесь, уже не первый год доступны в глобальной сети Интернет.

Чтобы не быть голословными, приведем ссылку на сайт, где содержится подробнейшая информация о советской спецаппаратуре связи ЗАС и СПС, применявшейся в ГДР:
T-219 JACHTA (Яхта)
M-125 FIALKA (Фиалка)
Еще на сайте Crypto Museum: M-125 (Fialka) USSR rotor-based cipher machine
Покопайтесь на досуге, там масса интересного: от полной инструкции до настоящего виртуального симулятора шифровальной машины "Фиалка".

Какой гигантский объем информации был рассекречен в результате Горбачевского предательства после падения Берлинской стены, последовавшего развала Варшавского договора и Советского Союза даже теперь представить трудно. А этого преступника до сих пор чествуют как героя первые лица государства.

Кроме того, следует обратить внимание на тот факт, что за прошедшие с окончания войны в Афганистане четверть века методы криптографии и криптоанализа, особенно аппаратные методы принципиально изменились в связи с бурным развитием элементной базы вычислительной техники и средств связи.

Также хотелось бы отметить, что статья рассчитана на широкий круг читателей и не претендует на роль учебного пособия или инструкции по применению. Ошибки и неточности возможны и подлежат исправлению. Замечания приветствуются. Главная задача при написании стояла такая - познакомить военнослужащих других подразделений мото-мангруппы с особенностями службы связистов. Получилось или нет, судите сами.

+1   Спам
1 Шумыч   (15.01.2013 15:09)
Спасибо за статью! Могу добавить следующую информацию. В ПО отряде узлов связи было три: "Нельма", "Рубин" и "Радуга". "Радуга" работала в основном в телеграфном режиме по Р-140. А на узле связи "Рубин", {который до пожара в 1987г находился в штабе рядом с кабинетами командира отряда и ОГ} находился коммутатор и 130-ка. Через коммутатор в закрытом режиме была связь с ПЗ и городами Ашхабад и Душанбе, телефонные позывные "Отпор" и "Вагон". Через тот-же коммутатор можно было соединить кабинеты командования с любой из ММГ в режиме закрытия. Помню первые позывные ММГ в начале моей службы на узле связи в 1986г: отряд - "Обойма", ММГ - "Рамка-1..2...3......и т.д. Каждый день с утра все ММГ пытались узнать {причём в отрытом режиме}, будут ли к ним борты? Приходилось вежливо загонять всех в "режим". Ну и каждый день передавались и отправлялись различные телеграммы. Конечно в ММГ связистам было во много раз тяжелее. Но вместе мы делали одно дело - СВЯЗЬ!!!

2 1989   (17.01.2013 00:03)
Спасибо, Вадим! Немного по тексту с помощью твоих уточнений внесены коррективы.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1(ММГ-4 1986-1992)Калайи-Нау © 2017
Хостинг от uCoz